Экономическая обстановка в россии сегодня – Экономика. У правительства Медведева рост экономики ушел в «натятигивание» цифр и обман россиян. Новости экономики. Экономическое обозрение: мировая экономика, новости — Свободная Пресса

Содержание

Экономика. А. Бунич: Коллапс в экономике РФ наступит через несколько месяцев. Новости экономики. Экономическое обозрение: мировая экономика, новости — Свободная Пресса

Всемирный банк (ВБ) в третий раз за год понизил оценку росту ВВП России. Теперь, по прогнозу, темпы развития российской экономики составят 1,2% — на 0,3% меньше, чем в апрельском прогнозе. Это следует из доклада ВБ «Перспективы мировой экономики: рост напряженности, уменьшение инвестиций».

Авторы объясняют такую динамику сокращением добычи нефти, ужесточением денежно-кредитной политики и повышением НДС в России. В начале 2019 года деловая активность в отраслях промышленности РФ упала — такими были последствия сокращения нефтедобычи в рамках договоренностей ОПЕК+, считают во Всемирном банке.

ВБ также снизил прогноз по росту мировой экономики. Основные причины — торговые конфликты и спад в ведущих стран мира.

Теперь по итогам 2019 года ВБ предрекает глобальный рост на уровне 2,6% (в прошлом году рост составил 3%). Таким образом, оценка ухудшена с 2,9%, ожидавшихся в январе. В 2020-м банк прогнозирует глобальный экономический подъем на 2,7% против ранее предполагавшихся 2,8%. Оценка на 2021 год оставлена на уровне 2,8%.

Ожидается, что в группе стран с развитой экономикой, особенно в еврозоне, экономический рост в 2019 году замедлится вследствие сокращения экспорта и инвестиций. Темпы подъема экономики США в нынешнем году по прогнозам снизятся до 2,5%, в 2020 году — до 1,7%.

Темпы роста экономики КНР, по оценке экспертов банка, также продолжат замедляться: с 6,6% в прошлом году до 6,2% в нынешнем году, 6,1% в следующем году и 6% в 2020 году.

На доклад ВБ уже отреагировал глава Министерства экономического развития РФ Максим Орешкин. По его мнению, рост российской экономики может быть куда выше 1,3%. Министр напомнил, что в 2018 году его ведомство предрекало слабую динамику глобальной экономики — в отличие от более оптимистичных прогнозов Всемирного банка — но «никто нам не верил». Теперь же, по словам министра, ВБ вынужден технически пересмотреть показатели в сторону уменьшения, в том числе и для РФ.

Что на это сказать? Орешкину очень хочется верить. Но верить никак нельзя. Поскольку перспективы у российской экономики точно не радужные.

Россия, по мнению аналитиков, относится к развивающимся рынкам — то есть, к наиболее спекулятивным. Плюс Москва под санкциями, плюс наша экономика завязана на нефть — актив, наиболее подверженный перепадам в кризисных ситуациях.

Все это означает, что мировой кризис может вызвать в российской экономике сильное напряжение. Видимо, в Кремле это хорошо понимают. Иначе чем объяснить кажущееся бессмысленным накопление резервов, и отказ от инвестирования.

Российские власти, не исключено, ждут серьезного кризиса. Скорее всего, они уже решили для себя: «не до жиру, быть бы живу». И теперь копят, чтобы продержаться подольше.

Как в реальности будет развиваться ситуация в глобальном хозяйстве, насколько близка к кризису Россия?

— Оценки Всемирного банка объясняются методикой, можно сказать, у ВБ свой подход к мировой экономике, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — В рамках этого подхода аналитики смотрят на тенденции, которые намечаются, и меняют цифры.

На деле, давно уже следовало поменять оценки глобальной экономики в сторону понижения. Она давно балансирует перед торможением, и оттягивать это торможение уже нет возможности. Вот ВБ и анонсирует 2,6% роста.

Замечу, согласно экономической теории, рост меньше 3% трактуется уже как рецессия. Причем, возможно, даже этот прогноз окажется чересчур оптимистичным. ВБ — совершенно точно не та организация, которая будет нагнетать обстановку. У банка слишком высок уровень ответственности, поэтому он будет до последнего камуфлировать проблемы.

Так что, если ВБ говорит о 2,6% роста — это очень тревожный звоночек. До этого момента такие цифры на высоких уровнях не озвучивались.

Надо понимать, что эксперты ВБ учитывают и технологические изменения, и монетарную политику, и тенденции на развивающихся рынках. Плюс, учитывают, какие в перспективе могут быть драйверы.

На деле, сейчас в мире — кроме США — нигде экономика не растет. Развивающиеся рынки находятся под значительным прессингом, а Китай вообще под ударом. Европа и Япония давно не показывают темпов роста. Растет Индия, но больше никаких позитивных изменений не намечается.

В такой обстановке ВБ просто вынужден констатировать эту новую реальность. И начинать приучать общественность к новому уровню темпов в глобальном хозяйстве.

«СП»: — Как в этой ситуации выглядят перспективы России?

— ВБ при оценке российской экономики исходит исключительно из общемировых тенденций. Аналитики не занимаются анализом сугубо российских проблем. Между тем, эти внутренние проблемы усугубляют нашу ситуацию, и дополнительно сдерживают российскую экономику.

Эти внутренние причины торможения — подрыв инвестиционного процесса, тотальный вывод капитала из страны, санкционные антистимулы, из-за которых бизнес не желает вкладывать в Россию.

Все это ВБ, повторюсь, не учитывает. Думаю, у банка просто есть модель, в рамках которой Россия трактуется как страна с сырьевым экспортом, входящая в число развивающихся рынков. Аналитики видят, что прогноз по развивающимся рынкам неблагоприятный, и накладывают его на инерционную модель, рассчитанную по российским показателям за последние 5−10 лет. В итоге они приходят к выводу, что рост будет 1,2%.

Но у нас, повторюсь, есть еще собственная динамика. Российская экономика уже долгое время не растет, поскольку у нее подорван механизм воспроизводства. Необходимые для воспроизводства инвестиции не осуществляются — из-за неблагоприятного инвестиционного климата, из-за того, что перспектив во многих отраслях не видно. Плюс падает внутренний спрос, растет налоговый прессинг, негативно сказывается отсутствие самостоятельной финансовой системы.

По сути, старый механизм развития экономики РФ, который действовал до 2008 года, прекратил свое существование. А новый механизм не создан — и санкции Запада здесь совершенно не играют роли.

Эта ситуация, понятно, усугубляются геополитическим фактором. Москва находится в зоне риска, поскольку Запад нацелен на максимальное исключение России из мировой экономики. А учитывая, что внутри России изменений экономической политики не происходит, неблагоприятные факторы могут в какой-то момент совпасть, и привести экономику РФ фактически к коллапсу.

«СП»: — Когда этот коллапс может наступить?

— Мне кажется, это может произойти достаточно быстро. Мировые игроки, как можно понять по косвенным данным, готовятся, что может быть серьезная просадка.

Мы видим, например, как неожиданно начала падать нефть, хотя, казалось бы, ничего такого разворота не предвещало. Думаю, если бы участники рынка ждали войны с Ираном, о чем много пишут СМИ, — нефть бы не падала. Но, получается, игроки на рынке в военный сценарий не верят, а верят, что Трампом с Тегераном будет подписана очередная сделка.

И тогда, наоборот, на мировом рынке будут легализованы дополнительные объемы «черного золото». И это сразу изменит расклад, и немедленно скажется на нас.

Сейчас Россия пользуется выигрышем оттого, что Америка вытолкала с рынка нефти Венесуэлу и Иран, и ввела ограничения на поставки из Ливии и Ирака. Москва пожинает еще и плоды ограничительной политики ОПЕК, и чувствует себя «на коне».

Но благоденствие может очень быстро закончиться. США могут принять решение и по Венесуэле, и по Ирану. Плюс мировая динамика приведет к тому, что в глобальной экономике начнется всеобщий обвал. Плюс Россия выплатила значительные внешние долги, и сейчас у нас золотовалютных резервов больше, чем долгов. А это значит, если у Москвы начнется серьезный конфликт с Западом, западный капитал практически ничего не потеряет: резервы РФ отчасти хранятся в западных банках, и выступают в роли страховки по кредитам, которые набрали наши госкомпании.

Все это наводит на мысль, что спокойной жизни для России осталось немного. С точки зрения США, в момент обвала выгодно спровоцировать конфликт с Россией. Это отвлечет внимание, прикроет переходный период, пока экономика в разных странах будет валиться.

Симптоматично, что на фоне торговой войны США-Китай стоимость обслуживания американского госдолга значительно понизилась. А для Вашингтона — это огромная статья дефицита бюджета.

Так что у Америки нет никакого желания прекращать войну с Китаем. И есть, видимо, огромное желание спровоцировать в нужный момент конфликт с Россией. Поэтому, я считаю, уже через несколько месяцев мы можем увидеть совершенно другую реальность. И в очередной раз окажется, что Кремль такого поворота и коварства Запада якобы не ждал.

Новости России: Эксперты назвали сферы, где больше всего безработных

Экономика. Новый кризис покажет России ее родную кузькину мать. Новости экономики. Экономическое обозрение: мировая экономика, новости — Свободная Пресса

Мировые эксперты прогнозируют, что рост экономики России через пять лет не превысит 1,8%. Но и это при условии глубоких структурных реформ — банковской, фискальной, антимонопольной… Пока что Белый дом движется полностью вразрез с рекомендациями — никаких реформ в стране не ждите.

Германия и США потянут на дно всех

Кратковременное укрепление рубля по отношению к крупнейшим мировым валютам — доллару и евро — вряд ли будет долгосрочным. «Тяжким грузом» для рубля окажутся проблемы глобальной характера. В частности, в рецессию неминуемо скатывается экономика США, что, несомненно отразится на всей мировой экономике. Уже фактически скатилась в рецессию и экономика Германии — «локомотива» всего Евросоюза: показатели немецкого народного хозяйства худшие за последнее десятилетие, вниз пошли котировки евро и биржевые индексы Euronex и DAX.

Эксперты Международного валютного фонда (МВФ), делая прогноз развития глобальной экономики в будущем году, отмечают, что в зоне наибольшего риска — именно крупные развивающиеся рынки: Россия, Турция, Мексика, Бразилия, Индия, Южная Африка.

Эксперты МВФ отмечают, что для минимизации негативного влияния российские власти должны провести глубокие структурные реформы, которые позволят стимулировать предпринимательскую инициативу, усилить конкуренцию, совершенствовать систему государственных закупок и улучшить состояние рынка труда.

Силуанов проговорился: Белый дом все устраивает

Нужно изменить фискальную политику, считает МВФ, чтобы налоговая нагрузка оказалась комфортной для роста бизнеса. Также надо смягчить денежно-кредитную политику, если инфляционное давление продолжает снижаться. Нужно продолжить консолидацию банковского сектора — но с одновременным снижением присутствия на нем государства.

Правда, все эти пожелания МВФ, похоже, так и останутся благими намерениями. Очевидно, что российские власти движутся в прямо противоположном направлении: не уменьшается, а растет доля госбанков, монополизация ключевых отраслей экономики, налоги душат малый бизнес… Достаточно напомнить, что в будущем году на 4,9% вырастет фискальная нагрузка на малый бизнес (речь идет о ЕНВД, патентных и торговых сборах). И это не считая дорожающих энергоносителей и прочих расходов.

Никакой либерализации рынка труда также ожидать не приходится. Ситуация с занятостью в России, несмотря на бравурные отчеты Минтруда и Росстата, остается катастрофической — по крайней мере, для некоторых категорий граждан. Взять предпенсионеров: лишь 40% из 10 миллионов людей этого возраста имеют легальную работу — а их судьбой Москва, кажется, не озабочена.

Логику «реформаторов», которые на самом деле никакими реальными реформами не озабочены, выразил на днях первый вице-премьер Антон Силуанов: дескать, золотовалютных резервов в России столько, что нам даже резкое падение стоимости нефти не страшно. А действительно, зачем тогда заморачиваться с понижением налогов, борьбой с монополиями и трудоустройством предпенсионеров?! Тем, кому надо, золота хватит…

— МВФ снизил (да, в очередной раз!) прогноз не только в отношении глобальной экономики в 2020 году и далее, но и, разумеется, в отношении России тоже, — рассказывает «Свободной прессе» эксперт московского Международного финансового центра Владимир Рожанковский. — Но самые сильные факторы негативного влияния на нашу экономику, слава богу, являются вторичными, так как снижение цен на нефть и прочие энергоносители происходит лишь как следствие замедления глобального потребительского спроса, который, в свою очередь, является следствием роста безработицы — неотъемлемого атрибута замедления мировой экономики.

«СП»: — Но если вспомнить предыдущий глобальный кризис 2008 года, то Россию он почти не затронул. А ведь тогда не было западных санкций, то есть, можно сказать, что выше была степень нашей интеграции в глобальную экономику.

— Действительно, говоря о влиянии на Россию общемировых экономических процессов, которые отражены в понижении прогнозов глобального ВВП со стороны МВФ в его титульном аналитическом обзоре World Economic Outlook, есть смысл вспомнить, как развивались события во время предыдущего кризиса 2008 года.

В первой его фазе казалось, что Россия в достаточной мере изолирована от внешних негативных влияний, и по этой причине бывший министр финансов России Алексей Кудрин даже говорил о том, что «Россия выглядит как тихая гавань».

Действительно, внешние процессы в российском направлении обычно распространяются медленно, но в режиме самоусиления. Да так, что впоследствии, спустя 8−12 месяцев с начала кризиса (или прочих негативных процессов в мировой экономике) наша амплитуда оказывается гораздо выше, чем пик кризиса в Европе и США, которые они проходят гораздо раньше нас.

«СП»: — А как сильно ударит по российской экономике новый кризис?

— Обратимся к цифрам. Прогноз темпов роста общемирового ВВП подрезан на 0,8 процентных пункта. При этом МВФ справедливо понизил прогноз по росту экономики России в 2020 году всего на 0,1−0,4 процентных пункта (январское понижение не в счет, поскольку тот доклад формировался на основе ретроспективных данных 2018 года, запомнившегося как год беспрецедентного усиления санкционного давления на РФ со стороны стран Запада).

Впрочем, как все будет развиваться, как будет «держать удар» Россия, покажет только будущий кризис.


Новости экономики: Россия богатеет: «Вы верите в это? Обман один. Скатились, ниже некуда»

Экономический кризис: Новая глава МВФ описала мировую экономику стихами Пушкина

Экономика. Экономика РФ рухнет от второй волны нового кризиса. Новости экономики. Экономическое обозрение: мировая экономика, новости — Свободная Пресса

Россия готова к будущему глобальному кризису. Причем лучше, чем к ситуации 2008 года или падению цен на нефть 2014-го. Об этом заявил министр экономического развития Максим Орешкин.

«У нас есть бюджетное правило, инфляционное таргетирование, плавающий валютный курс», — сказал министр, выступая на заседании дискуссионного клуба «Валдай».

По его словам, для России главным «каналом распространения замедления глобальной экономики» станут цены на сырьевые товары.

«Но у России в этом плане есть определенный запас. С точки зрения цен на сырьевые товары гораздо более уязвима Саудовская Аравия. Именно поэтому есть договоренности по сдерживанию объемов производства для долгосрочной балансировки рынка. Поэтому здесь определенные риски есть, но они носят ограниченный характер из-за нашей большей готовности ко всем этим сценариям», — отметил Орешкин.

По его мнению, новый глобальный экономический кризис «будет носить другой характер». На этот раз проблемы в экономике не будут связаны с достаточностью капитала банков или проблемами в финансовом секторе.

«Это обратное разматывание клубка глобализации. Это понижение общей эффективности производства и производительности труда по всему миру за счет того, что цепочки добавленной стоимости, которые размещались наиболее эффективным образом, начнут дрейфовать в сторону меньшей эффективности», — пояснил министр.

Вместе с тем, мир пока далек от нового кризиса, полагает он. Несмотря на то, что риски для глобальной экономики в последние годы сильно возросли, а темпы роста замедляются, цикл восстановления и роста после кризиса 2008 года еще не закончен. Это одна из причин, почему страны G20 пока «не готовы» всерьез обсуждать экономические реформы: «Пока кризиса нет, все думают, что и так все идет более-менее нормально и никаких компромиссов находить не нужно», — заявил Орешкин.

Для России новый потенциальный кризис может стать затяжным, считает министр: «Не будет таких провальных, обвальных финансовых кризисов, но больше вероятность затяжных событий с низким ростом и затяжной инфляцией». Он пояснил, что похожая ситуация была в отечественной экономике в 1980-е: СССР тогда проходил через спад производительности труда, вкупе с падением цен на сырье и ростом цен на товары народного потребления.

Замедление глобальной экономики Россия уже чувствует, отметил Орешкин: в частности, по его словам, «под большим риском показатели экспорта», которые предполагает майский указ Владимира Путина.

Заметим, мировой кризис может грянуть гораздо быстрее, чем прогнозирует Орешкин. Летом 2018 года Bank of America уже предупреждал о риске возникновения ситуации, схожей с августом 1998 года. Ранее Всемирный банк также опубликовал результаты исследований, где упоминается о различных угрозах для глобальной экономики. Среди них торговые войны, протекционистская политика Дональда Трампа, санкционное давление на страны, новое обострение вокруг Ирана.

С тех пор вызовы лишь обострились. По мнению независимых аналитиков, Москва находится в зоне риска, поскольку Запад нацелен на ее максимальное исключение из мировой экономики. А учитывая, что внутри России изменений экономической политики не происходит, неблагоприятные факторы могут в какой-то момент совпасть, и привести экономику РФ фактически к коллапсу.

— Максим Орешкин, похоже, путается в показаниях, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Напомню, в середине мая министр заявлял, что при негативном сценарии мировая экономика может потерять до нескольких процентов глобального совокупного ВВП, и «вместо роста в 3−3,5% показать темп роста на несколько процентов меньше, в 1−2%». Причем, тогда министр говорил, что «это может произойти довольно быстро».

Действительно, если посмотреть на темпы роста мировой экономики — они совершенно точно падают. Они снизились до отметки 3%, и не собираются прибавлять. На деле, новый кризис можно оттягивать еще какое-то время мерами монетарной политики. Но потенциал этих мер невелик.

Бросается в глаза, что Орешкин не понимает смысла происходящих в мире преобразований — торговых войн и деглобализации. С какого-то перепугу он решил, что в глобальном хозяйстве будет наблюдаться падение эффективности из-за того, что цепочки добавленной стоимости будут переформатированы.

Между тем, смысл деглобализации в другом. Часть стран, которая в свое время использовала глобализацию для захвата рынков и уменьшения издержек, теперь решила, что продолжать этот процесс — не в их интересах. Просто потому, что другие участники — например, Китай, — выигрывают больше: имеют высокие темпы роста, получают новые технологии и новую организацию бизнеса. Можно сказать, транснациональные корпорации решили: им этого больше не нужно.

Поэтому никакого всеобщего падения эффективности не будет. Будет падение там, где транснациональным корпорациям выгодно. Скажем, все, что делает Дональд Трамп — исключительно выгодно для США, причем, в одностороннем порядке. Так что нынешний развал системы мировой торговли происходит в интересах тех же глобальных игроков, которые прежде являлись лидерами глобализации.

Эти игроки сейчас располагают новыми технологиями, могут сэкономить на издержках иными способами, и поэтому спокойно обойдутся без других стран.

«СП»: — Где в таком случае темпы роста упадут?

— В развивающихся странах и в Китае. В центре мировой экономики темпы роста будут, как и прежде, невелики. Но это связано с тем, что страны, находящиеся на самом высоком уровне развития, обычно развиваются низкими темпами. А в пределе — если они достигли полного насыщения по всем позициям — могут не развиваться вообще.

Замечу, у ведущих стран и сейчас темпы не падают. У США темпы роста даже больше, чем раньше.

В целом, дело идет к возрастанию жизнеспособности и устойчивости центра мировой экономики — за счет развала периферии, которая стала ненужной. На периферии будет сокращаться все, что стало лишним. Именно отсюда резкое падение развивающихся рынков, которое далеко не исчерпано.

В итоге в центре, в идеале, все будет нормально: он будет жить сам по себе, и брать с периферии только то, что нужно — не больше и не меньше. А того, что он искусственно позволял зарабатывать другим — в том числе России — больше не будет.

«СП»: — Как в этом свете выглядит наше будущее?

— Роль России в глобальном хозяйстве вторична и даже третична. Российская экономика — это производная от «пузыря» развивающихся рынков и связанных с ними сырьевых активов. Развитым странам по определению не нужно больше сырья: там энергосбережение и энергоэффективность — давно главные тренды.

Россия развивалась именно в рамках роста большой периферии. Сейчас, повторюсь, периферия отваливается, и каждый будет сам за себя. Так что спокойная жизнь для нас закончена.

Кроме того, у нас есть персональная проблема. За последнее время Россия стала главным врагом коллективного Запада. Это накладывает на ситуацию особый отпечаток, поскольку означает вторую холодную войну, и огромные расходы на поддержание оборонного баланса. Плюс новые и болезненные санкционные удары.

В этом наше кардинальное отличие от других стран-поставщиков энергоносителей. От той же Саудовской Аравии, которую Орешкин почему-то считает более уязвимой. Запад может Эр-Рияду помочь финансово — в то время как нам он помогать точно не будет.

«СП»: — Ситуация для РФ лучше, чем в 2008-м и 2014-м?

— Абсолютно не лучше. В 2008 у нас был больше объем резервов, и не было проблемы внешних займов. Замечу, России за последние несколько лет пришлось отдать коллективному Западу около $ 300 млрд., и дальше притока капитала не будет. К тому же в 2008-м резервы РФ были свободны, тогда как сейчас неизвестно, можно ли их будет использовать на поддержание текущей экономики.

Я уже не говорю о том, что российский бюджет в 2008-м был меньше. Соответственно, были меньше и затраты бюджетной системы.

Словом, в новый кризис России придется несладко. Неслучайно глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что мы сможем выдержать только первую волну кризиса. После чего резервов у нас не останется.

Добавлю, в случае кризиса Запад — к гадалке не ходи — введет против России финансовые ограничения. И, возможно, тут же наложит санкции на наш энергетический сектор — чтобы поддержать цены на нефть и газ.

Если представить, что нам перекроют половину энергетического экспорта, и усложнят расчеты с внешним миром — внутренняя экономика России окажется парализованной.

— Мировая экономика начала съезжать вниз со второй половины 2018 года, — напоминает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — Поэтому вопрос о грядущем кризисе — чисто риторический. Рано или поздно соскальзывание вниз переходит в спад. Вопрос только в том, сколько мировая экономика еще удержится на нынешнем уровне, и что послужит триггером обвала.

Здесь надо иметь в виду, что экономический мир после кризиса 2008−2009 годов стал умнее. Появилось множество механизмов взаимной координации, и прежде всего в финансовой сфере. Поэтому можно предположить, что планы Европейского ЦБ и ФРС США включить монетарное стимулирование могут растянуть базу соскальзывания еще на несколько кварталов.

Но ключевая проблема в том, что общая ситуация в мировой экономике прочнее с 2008 года не стала, и в целом остается такой же хрупкой.


Новости экономики: Европе больше не нужен российский уголь

Экономический кризис: Путин рассказал, почему россиянам стало тяжелее жить

Экономика. 74 рубля за доллар: В 2020-м Россию накроет глобальный кризис. Новости экономики. Экономическое обозрение: мировая экономика, новости — Свободная Пресса

Экономика России вырастет в 2019 году менее чем на 1%. Об этом говорится в базовом варианте прогноза рейтингового агентства АКРА. При наихудшем сценарии, считают аналитики, в РФ наступит рецессия, и спад экономики может составить минус 0,5% ВВП в 2019—2020 годах.

АКРА считает, что начало глобального экономического кризиса придется на конец 2019 года. По мнению экспертов агентства, к этому ведет замедление роста мировой торговли до 1,7%, повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торгового конфликта и угроза сжатия товарообмена США с Мексикой и другими странами.

В результате, развитые страны в конце года ждет стагнация или спад. Но труднее всего придется некрупным странам с узкой специализацией.

Согласно прогнозам АКРА, рост мирового ВВП в 2019 году замедлится до 1,3%, а в 2020-м торговая война приведет США к рецессии.

Китайскую сторону, считают аналитики, ожидают меньшие потрясения. Вероятное снижение объемов и потенциала китайского экспорта представляет серьезный вызов для КНР, однако вряд ли приведет к рецессии в экономике Китая. Страну ожидает замедление темпов экономического роста до 4−4,5%, которое произойдет раньше 2022 года.

Для России такая перспектива чревата крупными неприятностями. Замедление темпов роста мировой торговли может снизить объемы российского экспорта, говорится в макропрогнозе. Более 20% экспорта России приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в ближайшем будущем. Введение торговых ограничений приведет к росту цен на импорт и снижению реального конечного спроса в конфликтующих странах, отмечают в АКРА. Это будет сдерживать рост спроса на традиционные для России экспортные товары и повышение цен на сырье (в том числе в Европе). В результате на нефтяном рынке риски будут реализовываться не только на стороне предложения (ввод трубопроводных мощностей в США), но и на стороне спроса.

Если регулирование финансовой системы России позволит выдержать ухудшение динамики экспорта без финансового стресса, то российская экономика сможет пройти неблагоприятный период с темпами роста 0,4−0,9% в 2019—2020 годах. Но при более значительном спаде внешнего спроса либо в случае неадекватных мер регулирования возможно наступление рецессии.

Заметим, что базовый прогноз АКРА предполагает рост реальных располагаемых доходов населения РФ: на 0,2% в 2019 году, на 0,3% в 2020-м, на 0,9% в 2021-м, на 1,2% в 2022-м и на 1,5% в 2023 году.

В числе прочего АКРА дает оценки по динамике курсов доллара и евро к рублю. Среднегодовой курс доллара в текущем году, согласно базовому прогнозу, составит 67,1 рубля, в следующем году — 73,8 рубля, в 2021-м вернется к уровню 67,3, в 2022-м будет равен 69,2 рубля, в 2023-м дойдет до 70,2 рубля.

Для евро пиковый уровень в 2020 году составит 80,3 рубля после среднегодовых 74,5 рубля в 2019-м. На 2021 год АКРА прогнозирует среднегодовой курс евро в 72 рубля, на 2022 год — 73,4, на 2023-й — 74,4 рубля.

В целом, прогноз АКРА сводится к одному: России мало не покажется. Тем более что экономический спад придется на период перед президентскими выборами 2024 года. Для Кремля это может осложнить транзит власти Владимира Путина: возрастают риски, что неадекватность власти и разрушение инфраструктуры создадут casus belli — предлог для войны общества и правящей элиты.

— Прогноз АКРА — не первый негативный за последнее время, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — В июне Всемирный банк снизил оценки по росту глобальной экономики до 2,6% (в прошлом году рост составил 3%). Ожидается, что в группе стран с развитой экономикой, особенно в еврозоне, экономический рост в 2019 году замедлится из-за сокращения экспорта и инвестиций. Темпы подъема экономики США в нынешнем году по прогнозам снизятся до 2,5%, а в 2020 году — до 1,7%.

Кроме того, 23 июля Международный валютный фонд (МВФ) ухудшил прогноз роста мирового ВВП в 2019 году на 0,1%. При этом оценка роста экономики России в 2019-м снижена на 0,4% — до 1,2% ВВП.

Я же лично считаю, что вторая волна мирового финансового кризиса до сих пор не накрыла человечество только благодаря чуду. А чудо, вы понимаете, не может длиться бесконечно.

«СП»: — Насколько готово к кризису российское правительство?

— То, как наши чиновники комментируют негативные прогнозы ВБ и МВФ, меня умиляет. Они ведут себя словно сторонние наблюдатели, и не предпринимают никаких практических мер для защиты от грядущего цунами.

Так, министр экономического развития России Максим Орешкин заявил, что в 2021 году в России лопнет пузырь на рынке потребительского кредитования. После этого ВВП якобы может упасть на 3%, экономика уйдет в рецессию, а в стране может начаться кризис. Чтобы этого не случилось, считает Орешкин, достаточно образовавшийся пузырь «потихонечку сдувать».

На мой взгляд, ни министры экономического блока, ни премьер Дмитрий Медведев не управляют процессом выстраивания защиты. Хотя негативные прогнозы, я считаю, точно сбудутся.

«СП»: — Насколько точно АКРА нарисовала сценарий кризиса?

— В деталях я не уверен: спрогнозировать тайфун и его маршрут крайне сложно. АКРА, я считаю, приводит подробности, которые не так уж принципиальны: причинно-следственные связи в экономике очень разнообразны и сложны.

Здесь, я считаю, надо понимать главное: вторая волна кризиса неизбежна, и нормальный человек к катаклизмам готовится — скажем, чинит крышу своего дома.

«СП»: — Как выглядит набор защитных мер в нашем случае?

— Нам необходимо все-таки переходить к импортозамещению. Вторая волна может привести к тому, что позиции доллара существенно ослабнут, и тогда мировая торговля будет парализована. России совершенно не нужно зависеть от таких «причуд» мировой конъюнктуры.

Кроме того, нам необходимо блокировать свободное движение капитала. Собственно, именно потоки «горячих» денег провоцируют кризисы.

«СП»: — Откуда придет эта вторая волна?

— Трудно сказать. Это может быть экономика США, как было в 2008 году, либо может быть Евросоюз, либо Китай. Не думаю, что, если начнется глобальный кризис, КНР легче других переживет этот катаклизм.

«СП»: — У нас разговоры о кризисе всегда сводятся к прогнозу цен на нефть, поскольку благосостояние РФ напрямую от них зависит. Что, по-вашему, будет с нефтью?

— Я считаю, на рынке «черного золота» возможно резкое снижение цен. Сегодня очевидно, что Америка хочет разрушить блок ОПЕК+, в который входит и Россия. Трудно сказать, когда именно это снижение произойдет. Налицо обычный алгоритм захвата мирового рынка. Сначала тот, кто желает царствовать на рынке, проводит политику демпинга. Длительный демпинг приводит к тому, что конкуренты не выдерживают и гибнут. Не исключаю поэтому, что многие российские компании окажутся в списке выбывших из игры. А потом начинается следующий этап — монопольный взлет цен.

Так что мы не должны особо радоваться, что РФ пролонгировала еще на девять месяцев соглашение ОПЕК+. Это соглашение, я считаю, играет на руку США: позволяет активно вести разработку сланцевой нефти — причем, вести на важнейшем первом этапе, когда издержки самые высокие.

Мы, кроме того, сокращаем экспорт нефти, и тем самым позволяем американцам занять свободные сегменты рынка.

«СП»: — Проседание экономики РФ может дестабилизировать ситуацию внутри страны, и осложнить Кремлю транзит власти?

— Уверен, ситуация для Кремля будет негладкой. Сошлюсь на события десятилетней давности. Еще весной 2008 года Алексей Кудрин считал, что Россия останется «островком стабильности». А осенью того же года нас накрыло волной кризиса, и по всем параметрам он получился более тяжелым, чем в США.

Думаю, что и вторая волна будет для нас очень болезненной.

— Римский клуб несколько лет назад обнародовал прогноз: нефть может достичь пика спроса уже в 2020 году, — напоминает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Пока все игроки исходят из того, что пик спроса будет достигнут в 2030—2040-х годах. Но не исключено, что гром грянет прямо сейчас.

Если перелом произойдет, и спрос на нефть пройдет точку невозврата, это абсолютно точно повлечет серьезные последствия. Уже сейчас энергетические гиганты стоят не так много, как раньше. Основная доля капитализации приходится на высокотехнологические компании — Apple, Google, Facebook уже сегодня стоят под $ 1 трлн.

То, что деньги пришли в высокотехнологичный сектор — это и есть оценка будущего. Компании, которые стоят много, являются проводниками проектов в области альтернативной энергетики, и вообще технологий, связанных с новой эрой. По сути, ситуация подходит к точке фазового перехода, а сам переход может случиться в 2020—2021 годах.

Вы посмотрите: ну совсем не хочет нефть идти вверх — даже несмотря на угрозу войны с Ираном. Соглашение ОПЕК+ на этом фоне оказывает на рынок минимальное воздействие. Зато глобальные тренды, которые я перечислил, будут действовать дальше, и могут сойтись в ближайшие два года.

Думаю, ситуация может развиваться даже более драматически — если учитывать специфику мирового финансового рынка и геополитические интересы игроков. Соперничество и торговые войны могут активизировать игру Запада в отношении России. И тогда нас, действительно, может накрыть очень серьезная рецессия.


Экономический кризис: Заговор против Медведева возглавят люди с очень большими деньгами

Новости экономики: МВФ опубликовал новый прогноз по российской экономике

Экономика. У правительства Медведева рост экономики ушел в «натятигивание» цифр и обман россиян. Новости экономики. Экономическое обозрение: мировая экономика, новости — Свободная Пресса

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил Минэкономразвития подготовить дополнительные решения, которые позволят обеспечить ускорение роста экономики. При этом он особо подчеркнул, что план должен быть компактным, логичным, понятным для бизнеса и не должен дублировать нацпроекты и госпрограммы.

«Основная задача — не „натягивать“ красивые цифры, а обеспечить быстрое развитие экономики, которое в конечном счете создаст лучшие условия для жизни людей», — приводит слова Медведева его пресс-служба.

Хорошая инициатива. Тем более, что рост российской экономики действительно почти нулевой.

Как стало известно в среду, 9 октября Всемирный банк понизил прогноз по росту экономики России в 2019 году до 1% с 1,2% ожидавшихся в июне. При этом прогноз на 2020 год был понижен до 1,7% с 1,8% ранее, а на 2021 год — сохранен на уровне 1,8%.

Как сообщает агентство экономической информации «Прайм», понижение прогноза эксперты ВБ объясняют рядом факторов, в том числе сохранением экономических санкций. «Слабые инвестиции и рост торговли внесли частичный вклад в более низкий, чем ожидалось рост ВВП в начале года. Производственная активность замедлилась в первой половине 2019 года из-за вступления в силу обязательств по соглашению с ОПЕК о сокращении добычи нефти. Загрязнение ключевых трубопроводов, идущих в Европу также оказало давление на производство энергоносителей», — считают экономисты.

При этом официальный прогноз Минэкономразвития исходит их того, что по итогам 2019 года ВВП РФ вырастет на 1,3%.

Напомним, что в июне Всемирный банк также понизил прогноз по росту экономики России в 2019 году до 1,2% с 1,4%, которые банк прогнозировал в апреле, на фоне снижения нефтедобычи. Прогноз по росту ВВП России на 2020 и 2021 годы тогда остался без изменений — ВБ ждет повышения показателя до 1,8%. ВБ отмечал, что рост экономики России ускорился до шестилетнего максимума в 2,3% в 2018 году, несмотря на ужесточение экономических санкций и давление на финансовые рынки.

Интересно, как в таких условиях правительство России собирается обеспечивать рост, вопреки всем прогнозам? Поднимать налоги? Это в его стиле. Днем ранее Минэкономразвития предложило увеличить в 2020 году налоги для малого бизнеса на 4,9 процента. Сообщалось, что в случае утверждения проекта вырастут единый налог на вмененный доход (ЕНВД), патент и торговый сбор. При этом ЕНВД вырастет сильнее всего за пять лет — в 2015 году этот налог увеличивался на 7,5 процента.

Однако эксперты считают, что рост налоговой нагрузки больнее всего ударит по предпринимателям в сфере торговли. Странно было бы полагать, что такие меры помогут обеспечить рост экономики?

Может, у правительства есть еще какие рецепты? И почему его глава именно сейчас озаботился необходимостью роста экономики?

— Общественные настроения достаточно старательно мониторятся спецслужбами, которые готовят свои отчеты для президента и правительства, несколько отличающиеся от «официальных» данных ВЦИОМ или ФОМ, — уверен главный редактор ФОРУМа. мск Анатолий Баранов.

— Косвенная причина — рост протестных настроений.

«СП»: — Медведев считает, что основная задача — не «натягивать» красивые цифры, а обеспечить быстрое развитие экономики. А есть опыт быстрого развития?

— Опыт «натягивания» цифр, конечно, имеется, а вот с опытом успешного развития несколько хуже. Был опыт восстановительного роста в краткий период правительства Примакова-Маслюкова. Были неплохие показатели промышленного роста при Касьянове, но уже не 18 процентов, как при Примакове, а где-то 5−6. А дальше колебания вокруг нуля и периодическое сваливание в отрицательные величины.

Эти альтернативно одаренные несколько лет не могли поверить, что без роста в реальном секторе все цифры роста будут дутыми и крайне неустойчивыми в плане роста. Они играли на курсовых колебаниях, вписывали себе в заслугу доходы от продолжающейся ползучей приватизации. А когда наконец поняли, что нужно поднимать реальный сектор, поняли, что не умеют, что специалистов нет — кто умер, кто убежал, кто «неблагонадежен» и так далее. И началась кадровая чехарда с «эффективными менеджерами», где от замминистра до зека один год, и так далее. А результата, естественно, нет.

«СП»: — Что в реальности МЭР может предложить для роста?

— Ничего. Я бы весь состав экономического блока правительства отправил поработать лет пять в соответствии со специальностями, полученными в дипломах, а на их место набрал инженеров с производства, врачей из клиник, инженеров-строителей и прочих, кто знает, на каких деревьях растут французские булки. А кадровый резерв — сразу на лесоповал, чего тянуть, все равно все там будут.

«СП»: —Экономисты ВБ объясняют понижение своего прогноза рядом факторов, в том числе сохранением экономических санкций. Правы ли они? Какие еще факторы влияют?

— Главные два фактора, которые влияют на ситуацию в российской экономике — это тотальная коррупция и тотальная же некомпетентность руководства. Второе можете называть «кадровой политикой Кремля». Впрочем, первое тоже — это основа государственного устройства современной РФ. И как с таким припасом рассчитывать на рост экономики? Я удивляюсь, что все не рухнуло до сих пор. И тут нужны не прогнозы ВБ, а комиссар с наганом. Но комиссаров, увы, нет, и набрать их из нынешнего кадрового резерва не представляется возможным.

«СП»: — Днем ранее Минэкономразвития предложило увеличить в 2020 году налоги для малого бизнеса на 4,9 процента. Как это повлияет на рост экономики?

— В стране малый бизнес умирает потихоньку, и снижение налогов на него — это ж было реанимационное мероприятие. А теперь, по аналогии, предлагается для улучшения самочувствия больного перевести его из реанимации в общую палату, отключить искусственное дыхание, выдрать все катетеры и пусть выздоравливает.

— Совершенно нормально, что премьер-министр Дмитрий Медведев требует от профильного подразделения правительства конкретных и эффективных мер по развитию отечественной экономики, — считает директор Института свободы и член бюро президиума партии «Родина» Федор Бирюков.

— Премьер делает свою работу, заставляя подчиненных делать свою. Вопрос лишь в том, способно ли Минэкономразвития в его нынешнем виде и с нынешним руководством в принципе работать на результат, а не только на публику? Вопрос, скорее, риторический. Курьезность ситуации и в том, что, называясь Министерством экономического развития, ведомство на деле занимается какой-то «экономической археологией», выискивая некие «артефакты» и косвенные доказательства собственной полезности и верности нынешнего экономического курса страны. Разумеется, своим бессилием МЭР подставляет и премьера, что он хорошо понимает. Но сегодняшние «корпоративные традиции» внутри власти практически не позволяют решать кадровые и структурные проблемы, исходя из национальных интересов страны и главной цели, поставленной президентом перед правительством — повышения уровня жизни и благополучия нации. Несмотря на все провалы, обманутые ожидания и коррупционные скандалы, одни и те же люди вновь и вновь получают от федерального центра бесконечные «авансы доверия», периодически меняя один кабинет на другой, соседний. У правительственных чиновников нет одного из главных мотивационных стимулов к хорошей работе — страха с позором завершить государственную карьеру и понести ответственность за неудовлетворительные результаты деятельности на высоком посту.

В этом официально обусловленном безразличии ключевых чиновников и их ведомств к практическим результатам своей работы и национальным интересам России в целом кроется основная системная проблема российского государства и его экономики. Даже не в либеральном характере экономической модели заключено главное зло, а в том, что под псевдолиберальным «куполом» происходит присвоение большей части национальных богатств и прибыли от национальной производственной деятельности очень узкой прослойкой — верхней частью правящего класса. Теперь это не явные олигархи, как в прежние времена, но солидные госкорпорации во главе с уважаемыми и влиятельными персонами. Однако, для населения России разница не велика — почти вся прибыль от работы уходит в другие руки, а народу остаются грошовые зарплаты, чудовищные пенсии и символические социальные гарантии по остаточному принципу. С таким подходом к социальной политике никакие экономические успехи не окажут положительного эффекта на ситуацию в стране.

«СП»: — Всемирный банк прогнозирует снижение роста российской экономики. Насколько этим прогнозам вообще можно доверять?

— Прогнозы Всемирного банка и других зарубежных центров, то они во многом носят пропагандистский характер, являются медийной составляющей тех же антироссийских западных санкций. Но при условии сохранения грабительской по отношению к нации политики либеральной бюрократии, владеющей рычагами отечественной экономики, эффект от гибридной политико-экономической войны Запада против России многократно усиливается.

— С одной стороны, есть объективная, давно перезревшая необходимость, запустить экономику, — отмечает политолог Иван Лизан.

— С другой стороны, в МЭР не так давно произошли крупные кадровые перестановки — Михаил Бабич, стал первым замминистра. Бабич известен как человек системный и последовательный, ему выделили отдельный фронт работ, поэтому не исключаю, что задачи перед МЭР обновили и под Бабича. Однако это лишь гипотеза, подтвердить её или опровергнуть сможет только время.

«СП»: — По словам Медведева, основная задача — не «натягивать» красивые цифры, а обеспечить быстрое развитие экономики. А разве до этого правительство не натягиванием цифр занималось? Есть опыт обеспечения быстрого развития?

— Этим Росстат регулярно занимается, пытаясь пересчитать экономику так чтобы она росла, а не топталась на месте или падала. Опыта в мировой истории достаточно, главное уметь его найти и грамотно заимствовать.

«СП»: — И что МЭР может предложить в качестве реальных мер?

— Вариант, который лежит на поверхности — реализация нацпроектов, которые откровенно «буксуют» и запуск дополнительных программ стимулирования реального сектора экономики, особенно промышленности. Плюс повышение социальных стандартов. Пример программы стимулирования — планы ВЭБ запустить за счёт средств Резервного фонда обновление городского общественного транспорта, это помогло бы находящейся при смерти «Троллзе» — ведущему производителю троллейбусов в России. А если ещё и повысить зарплаты медработникам, то можно было бы снять ряд социальных проблем и активизировать внутренний рынок.

«СП»: — Всемирный банк понизил прогноз по росту экономики России в 2019 -2020 годах, а на 2021— сохранил. Насколько этим прогнозам вообще можно доверять? К примеру, прогнозы на 2 года вперед — это реально?

— Не сказать бы что реально, но такие прогнозы — нормальная деятельность. Нужно же хоть от чего-то отталкиваться при планировании? Поэтому любой прогноз — это всегда упрощение реальности, и он всегда весьма условен. А какие цифры роста мы увидим в ближайшие годы зависит как от активности правительства, так и от ситуации на внешних рынках.

«СП»: — Понижение прогноза экономисты ВБ объясняют рядом факторов, в том числе сохранением экономических санкций. Правы ли они? Какие еще факторы влияют?

— Влияют, но разнонаправленно. Производителям яблок, например, от санкций хорошо: они закладывают новые сады и строят хранилища, схожая ситуация и с другими секторами АПК. А у компаний из санкционного списка нет поводов для радости.

Главная угроза — снижение спроса на сырье и энергоносители. Россия находится на полуперефирии мирового капитализма и плавно сползает в сторону периферии. Благосостояние страны зависит от цен на нефть, уголь, газ и зерно. И задача МЭР — найти внутренние источники роста, а если их нет, то создать.

«СП»: — МЭР вот уже предлагает увеличить в 2020 году налоги для малого бизнеса на 4,9 процента. Других способов пополнить бюджет нет?

— А нужно ли наполнять бюджет таким способом, если учесть сколько денег находится в Резервном фонде? Не думаю. Поэтому такие инициативы вредны и никак не стыкуются с риторикой правительства о важности поддержки и увеличения доли в экономике малого и среднего бизнеса.

Новости России: Медведев потребовал от МЭР придумать, как добиться роста экономики

Author: admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о