Сколько в россии сельских школ – Известно, сколько миллиардов потратят на бесплатное питание в кировских школах | Новости Кирова и Кировской области

Школьное образование в России становится все менее доступным : Аналитика Накануне.RU

Школьное образование в России становится все менее доступным

С 2000 г. в России закрыты 26 из 67 тыс. школ, из которых 20 тыс. – в селах

С 2000 г. каждый день в России закрываются 4 школы, из них 3 – на селе. Общее их количество уменьшилось в 1,6 раза, а 80% ликвидированных школ были сельскими. В результате средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г. Это привело к снижению доступности образования в селе и возникновению нового тревожного явления – миграции школьников из села в город, что поставило российское село перед угрозой ускоренной депопуляции. Подробнее – в материале Накануне.RU.

В последние годы число школьников в России растет благодаря росту рождаемости, продолжавшемуся вплоть до 2015 г., но вот число школ неуклонно сокращается. А как обстояли дела ранее?

Динамика численности школ и школьников в ХХ веке

По данным Росстата, в 1914 г. в Российской империи было 77 тыс. школ, подведомственных министерству народного просвещения, в которых обучались почти 6 млн учеников. (Еще около 40 тыс. были в ведомстве Священного Синода, но для корректности сравнения их не следует учитывать.) То есть на тысячу учеников приходилось более 13 школ. В то время около 85% населения проживали в деревнях, что, с учетом российских расстояний, ставило сложную задачу доступности школ. В законе «О введении всеобщего начального обучения в Российской империи» от 3 мая 1908 г. ставилась задача обеспечения доступности школ для всех детей с радиусом 3 версты, т.е. чуть более 3 км.

До 1917 г. в стране были построены «школьные сети», до сих пор составляющие основу образовательной системы России и других стран, возникших на территории Российской империи. Большинство школ, правда, были только начальными, но динамика ввода новых школ была впечатляющая: в 1904-1914 гг. число школ увеличилось в два раза – с 40 до почти 80 тыс.

При советской власти охват населения школами продолжился. В 1932 г. их было уже 109 тыс., а обучались в них более 13 млн учеников. Справедливости ради следует отметить, что это число школ относится к РСФСР, т.е. увеличилось намного больше, чем с 77 тыс. Однако на тысячу учеников приходилось уже 8 школ. Снижение в сравнении с дореволюционной пропорцией связано скорее с тем, что на существующие школы легло бремя почти стопроцентного охвата всех детей соответствующего возраста, чего до 1917 г. не было.

Увеличение количества школ, хотя и гораздо меньшими темпами, продолжалось до начала 1950-х, превысив 120 тыс. На тысячу учеников к этому времени приходилось 6 школ. Такое «укрупнение» объясняется быстрой урбанизацией, ведь доля городского населения за 30 лет выросла в три раза – с 15 до 45%.

инфографика, число школ и школьников России(2018)

С конца 1950-х количество школ стало быстро сокращаться. При продолжающейся урбанизации, хотя и меньшими темпами, к 1980 г. осталось всего 69 тыс. школ – сокращение на 70% за 20 лет. Таким образом, урбанизация в России запустила процесс сокращения численности школ еще 60 лет назад.

К началу 1980-х урбанизация почти остановилась. И с этого же момента число школ в стране не изменялось почти 20 лет. Однако с начала 2000-х школы начинают закрывать непропорционально быстро по отношению к численности школьников. С 2000 г. число школ уменьшилось с 67 до 41 тыс. (в два раза меньше, чем было до 1917 г.), притом что численность школьников уменьшилась не так сильно – с 20 до 15,5 млн. Более того, с 2010 г. численность школьников начала расти, но процесс ликвидации школ продолжается быстрыми темпами. Так, за 7 последних лет школьников стало на 17% больше, а школ – на 20% меньше! Почему так происходит?

Каждый день закрываются 4 школы

Школы стали «оптимизировать», т.е. закрывать под предлогом их «неэффективности». 30 апреля 2014 г. Правительство приняло постановление «Об изменениях в отраслях социальной сферы и повышении эффективности образовательных учреждений». По новым правилам, если региональные власти признают учебное заведение неэффективным, то его ликвидируют. Под угрозой оказались многие тысячи школ. Как сообщалось в начале прошлого года, до конца 2018 г. в российских селах в связи с этим могут закрыть более 3,5 тыс. школ и детских садов. Хотя согласно федеральному закону «Об образовании в РФ», ликвидация так называемой малокомплектной школы допускается только с согласия схода жителей села. Но это на бумаге.

Как отметил первый зампредседателя комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин, в 2006 г. была внедрена система подушевого финансирования, при которой маленькая школа выжить просто не может. В 1930-х в стране было открыто 25 тыс. преимущественно сельских школ. Сейчас 24 тыс. из этого числа уже закрыты, подчеркнул он.

Во время «Прямой линии» в 2017 г. президент России Владимир Путин заявил о недопустимости бездумного закрытия школ в селах.

«Мы должны учитывать особенности нашей страны. А особенности заключаются в том, что на ряде наших обширных территорий населенные пункты расположены друг от друга на достаточно большом расстоянии. При такой ситуации, совершенно точно, нам нужно сохранять даже избыточную, если кому-то так думается, социальную сеть. Где-то возможно объединить объекты, а где-то – нет. Об этом заранее нужно думать. Бездумные сокращения недопустимы. В плане социального развития села ничего подобного механически делать нельзя», – сказал Путин.

Однако что происходит на самом деле? С 2000 г. закрыто 26 тыс. школ, из них 20 тыс. – именно в селах. Если поделить это на число дней, то получается, что каждый день в стране закрываются 4 школы, из них 3 – на селе! Таким образом, уже 17 лет продолжается настоящий разгром образования с точки зрения его доступности.

Например, в 2015 г. в селе Петровичи Шумячского района Смоленской области в рамках «оптимизации» была закрыта школа, в которой учился всемирно известный писатель-фантаст Айзек Азимов.

«Главная причина «оптимизации» – отсутствие перспективы в развитии села», – сказал замглавы администрации муниципального образования

Борис Коржаков.

А могут ли быть у села перспективы без школы?

Есть школа – есть жизнь, нет школы – нет жизни

«Школа – это центр села. Где есть школа, там есть жизнь», – заявила в прошлом году министр образования и науки Ольга Васильева.

К сожалению, реальность подтверждает эту истину в основном в отрицательном смысле: нет школы – нет жизни. В прошлом году депутат Госдумы Владимир Поздняков заявил о тяжелой ситуации в Приамурье.

«У меня имеются статистические данные за 2000-2015 гг. В связи с закрытием сельских школ численность населения в Амурской области сократилась за этот период на 130 тыс. человек (с 935 до 805 тыс., это общее сокращение населения по области, — прим.). Сокращается численность сельского населения, численность населения трудоспособного возраста. Сокращается число детей от 0 до 18 лет. Происходит это потому, что сокращается число общеобразовательных учебных заведений и обучающихся в них. Количество получивших аттестаты зрелости снизилось за 15 лет в 2 раза, количество учителей – в 3 раза. Происходит обезлюдение территорий Амурской области. Такое положение дел – по всей

Сибири и Дальнему Востоку«, – сказал он.

А вот свежий пример, касающийся села Новокалманка Усть-Калманского района Алтайского края. Особенностью региона является то, что значительная часть населения – более 1 млн из 2,35 млн – проживает в сельской местности, в связи с чем там много малокомплектных сельских школ. Школу в Новокалманке районные чиновники тоже решили закрыть, а детей возить в одну из соседних. К чему это приведет, местное население хорошо представляет.

В расположенной неподалеку деревне Пономарево недавно «укрупнили» местную школу, что привело к оттоку населения из деревни.

«Наша школа несколько лет назад стала филиалом Чарышской, расположенной в 16 км от нас. Родители были против, но переломить ситуацию не удалось: учеников слишком мало, около 20. Да еще и убалтывали на районном и краевом уровне: учителям добавят зарплату, повысится качество обучения. У нас и так дураков не было – и медалистов выпускали, и на олимпиадах наши всегда были первые. В Чарыше они растворились… Учителям зарплата если и добавилась, то – стыдно сказать – рубля на три. В этом году у нас школу снова понижают в статусе, оставляют только начальные классы. Теперь молодые семьи собрались уезжать из села: всем хочется, чтобы ребенок учился рядом», – с горечью признает глава Пономаревского сельсовета

Анатолий Горохов.

Сельский глава Новокалманки Виктор Проскурнов говорит, что село не является «неперспективным», но власти могут его сделать таким.

«В 2017 г. в деревню переехали 8 человек, родилось 5 детей. В 2018 г. уже плюс 15 жителей, в том числе 8 детей. Люди здесь привыкли сами выживать. Им ничего не надо от государства, оставьте только школу, садик, фельдшерско-аккушерский пункт и почту. Со всем остальным мы сами справимся», – сказал он.

Эти истории можно было бы считать субъективным восприятием, если бы статистика не подтверждала бесспорный факт: ликвидация сельских школ ведет к миграции школьников из села в город, за которыми естественно тянутся и родители.

Школьники покидают села и устремляются в города

На приведенном ниже графике показана динамика численности школ, школьников и детей школьного возраста (7-17 лет) в селах с 1970 г. На нем видно, что доля сельских школ неуклонно снижается, но с середины 2000-х она стала снижаться быстрее. До этого же времени доля школьников и детей школьного возраста в селах практически совпадали. То есть все сельские дети учились в местных школах. Но с середины 2000-х эти кривые расходятся со все возрастающей скоростью. Принятый возраст 7-17 лет не имеет значения. Важно то, что берется отношение ко всем детям того же самого возраста. Так вот если в 2005 г. из всех сельских детей школьного возраста 99% учились в сельских же школах, то в прошлом году на селе учились уже только 85%.

инфографика, динамика численности школ, школьников и детей школьного возраста в селах(2018)

Это говорит о том, что все меньше детей, прописанных на селе, на селе и учатся. То есть они еще прописаны на селе и учитываются как сельские дети, но учатся уже в городе, так как на селе им учиться негде. Это только усиливает общую миграцию из села в город («всем хочется, чтобы ребенок учился рядом») и способствует обезлюдению российского села, о чем

Накануне.RU писало, анализируя демографическую динамику и президентский указ 7 мая. В нем, напомним, почти ничего не говорится о развитии села, но постоянно – о создании «комфортной городской среды». Конечно, урбанизация – это глобальный процесс, который подстегивается идеологией комфорта, но для России с ее огромными расстояниями и очень небольшим населением дальнейшая урбанизация будет означать риск утраты территорий. А массовая ликвидация сельских школ под предлогом их нерентабельности этому только способствует. Рыночная логика, где даже школы оцениваются по критерию их эффективности, убийственна для России.

Печальные результаты «оптимизации»-ликвидации школ

О результатах «укрупнения» школ пишет в работе «Сельская школа. Есть ли перспективы?» доктор социологических наук, профессор кафедры теории и истории социологии РГГУ Марина Буланова.

«В настоящее время почти половина (48%) всех сельских поселений страны является мельчайшими, в которых проживает 3% сельского населения, что привело к массовой ликвидации небольших, но значимых для людей учреждений образования и здравоохранения. Концентрация образовательных учреждений в крупных сельских населенных пунктах, проводимая в целях экономии ресурсов, привела к снижению их территориальной доступности. Так, средний радиус доступности сельской школы увеличился с 12,6 км в 1990 г. до 17,3 км в 2014 г. За период с 1990 г. произошло смещение центра тяжести в образовании на города и крупные сельские населенные пункты, нарушив сложившуюся культуру малокомплектной сельской школы. Вместе с процессом сокращения общего числа сельских школ произошло уменьшение числа мелких сельских поселений. А это еще раз подтвердило общеизвестный факт, с которым не хотят считаться российские реформаторы сельской школы: «Нет школы — нет деревни». Есть основания считать, что происходящие в сфере образования изменения не столько следуют миграционной и демографической «логике», сколько логике проводимых реформ, имеющих неоднозначный характер и вызывающих не только их серьезную критику, но и неприятие, отторжение», – отмечает Буланова.

«Проводимые реформы усилили социальное неравенство в образовании. Теперь становится важным, в перспективную или неперспективную (с точки зрения дальнейшего переезда в город) школу попадает ученик. А ведь сельская школа всегда являлась основным условием существования и воспроизводства сельского сообщества», – подчеркивает Петр Великий в работе «Российское село. Итоги постсоветской трансформации» (Саратов, 2011).

Школа перестала быть частью социального конвейера

К настоящему времени изменилась сама концепция школы. Это уже не то место, которое обучает и воспитывает человека и гражданина. С одной стороны, школа стала полем борьбы за место под солнцем, начинающейся с детских лет (результат рыночной демократии). С другой стороны, она все больше становится местом «социализации», общения со сверстниками, детских и подростковых мероприятий, всяких школьных праздников и т.п. То есть собственно об обучении речь идет все меньше. Ели так пойдет дальше, то совсем скоро школа, как на Западе, превратится в то место, где детям должно быть fun – весело, развлекательно и позитивно. И она на наших глазах становится институтом социальной дрессировки.

Такое изменение связано с тем, что исчезло экономическое обоснование школы и вообще системы массового образования. Ведь оно возникло в индустриальном обществе, когда растущей промышленности требовались миллионы рабочих рук и их нужно было массово обучать. Для этого и понадобились школы. Ранее школа была частью «социального конвейера». В нее массово набирали, массово обучали, а выпускников после техникумов и вузов массово устраивали. Сегодня в школу (и вузы) так же массово набирают, массово обучают и… устраивайтесь сами. Но зачем тогда вообще это массовое обучение, если человек может рассчитывать только на свои собственные силы?

Альтернатива школе – семейное образование?

В связи с недовольством многих родителей качеством обучения в школах в последние годы в России набирает популярность семейное образование. Оно предусмотрено законом об образовании и отличается тем, что ребенок получает образование вне школы, где только проходит аттестации, причем, согласно закону, обязательными являются лишь две аттестации – после 9-го и 11-го класса. Правда, на практике их обычно проходят каждый год. Со школой заключается договор, где все это прописывается, а ребенок имеет те же права, что и рядовые школьники, в частности на учебники, консультации и т.п. Хотя во многих случаях чиновники и школы чинят препятствия для перевода ребенка на семейную форму, почти всегда родителям удается реализовать свои права.

Как отмечает представитель Всемирного конгресса семей в России и его посол в ООН, руководитель программы поддержки семейного образования «Классические беседы» Алексей Комов, точных данных о том, сколько детей в России обучаются на семейной форме, нет. Такой статистики просто не ведется. По его данным, всего на дому обучаются около 100 тыс. детей, но добровольно, т.е. не из-за проблем со здоровьем, а по выбору родителей и ребенка, – около трети. Это всего около 0,2% от общего числа учащихся, но это число растет.

По его словам, об итогах успеваемости таких детей тоже нет статистики, но в США по тесту, аналогичному ЕГЭ, дети в общеобразовательных школах набирают в среднем 50 баллов, а дети, которые были на семейном обучении, – около 86 баллов, причем это вообще не зависит от уровня образования родителей, которые являются скорее организаторами и модераторами процесса. Само обучение целиком основано на самостоятельной работе.

«Дети на домашнем обучении знают, как правило, на порядок больше, чем обычные школьники, им все интересно, у них не загублена эта живая жилка познания», – утверждает Комов.

Он критически относится к школьной социализации, которая, по его мнению, имеет очень специфический характер.

«Ребенок на 11 лет изолируется от реального общества и помещается в отдельно стоящее здание без права покидать территорию, где он отвечает по команде, встает и садится по звонку. При этом он все эти годы взаимодействует с ограниченным количеством одних и тех же детей одного с ним возраста, находясь в одной и той же социальной позиции по отношению к школьным работникам. Это что? Это нормальная социализация? Это реальная жизнь?» – вопрошает Комов.

Он и другие последователи семейного образования признают: оно подходит далеко не для всех, а только для тех семей, которые готовы уделять достаточно времени и внимания воспитанию и образованию своих детей.

Десять лет назад в России на семейном обучении были около 4 тыс. детей, сегодня – около 30 тыс. Это говорит о том, что школьное образование все меньше удовлетворяет родителей. И при этом оно становится все менее доступным.

В России растет число школьников на фоне сокращения количества школ — Общество

МОСКВА, 14 ноября. /ТАСС/. Количество школьников увеличивается на фоне сокращения числа школ. Об этом свидетельствуют итоги мониторинга Института образования НИУ ВШЭ, которые поступили в ТАСС. Мониторинг содержит анализ состояния и тенденций развития школьного и дополнительного образования в России в динамике с 2013 по 2015 год.

«В 2015 году произошло увеличение количества учащихся на фоне сокращения числа школ. Тенденция роста числа учащихся носит устойчивый характер и будет сохраняться в среднесрочной перспективе. При этом количество школьников растет как в городских, так и в сельских школах», — отмечается в исследовании НИУ ВШЭ.

Ведущий аналитик региональной группы Центра социально- экономического развития школы Института образования ВШЭ Сергей Заир-Бек объяснил сложившуюся ситуацию. «Число организаций уменьшается, а число учащихся становится больше — это означает, что фактически мы заполняем организации учащимися, не увеличивая количество, а укрупняя те организации, которые уже на сегодняшний день существуют», — сказал он.

В исследовании также отмечается, что наряду с увеличением обучающихся несколько увеличивается численность педагогического персонала (учителя, психологи, социальные педагоги и т.д.). Речи о сокращении учителей в целом по России нет, подчеркивается в результатах мониторинга.

Там также говорится о том, что на протяжении последних трех лет сохраняется общероссийская динамика улучшения материально-технического обеспечения школ. Это касается всех направлений развития образовательной инфраструктуры: улучшения состояния зданий, оборудования, а также создания условий для развития информационно-коммуникационных технологий.

«Вместе с тем, для показателей развития образовательной инфраструктуры, характерны значительные межрегиональные различия. Именно в снижении этих различий экспертами видится залог повышения качества образования», — подчеркивается в исследовании.

До конца года в России откроется рекордное число новых школ — Общество

ГОРКИ, 28 августа. /ТАСС/. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что до конца года в России будет открыто рекордное число новых школ.

«К 1 сентября мы открываем 76 новых школ, а до конца года — еще 94, в них сможет учиться почти 100 тыс. человек, — отметил он на совещании о подготовке к началу учебного года. — Динамика очень неплохая: столько школ, сколько мы построили за последние два года, мы не строили никогда».

По словам главы кабмина, в стране действуют 94 тыс. образовательных учреждений, в том числе 42 тыс. школ. Премьер заметил, что новые школы, которые открываются в самых разных регионах, уникальны и современны. Он напомнил, что сам посещает и будет посещать впредь такие объекты в разных регионах.

«Это не значит, конечно, что мы должны забыть о старых, уже действующих [школах], они требуют не меньшего внимания, — подчеркнул Медведев. — Многим из них нужен не только текущий, но и капитальный ремонт, и такая работа ведется». По словам главы кабмина, с 2009 года в четыре раза удалось сократить число школ, которые находятся в аварийном состоянии.

Премьер-министр также сообщил, что число школьников в этом году вырастет на 1 млн человек, в том числе первоклассников — на 100 тыс.

«Только за школьные парты сядет [в новом учебном году] 15,5 млн школьников, это почти на миллион больше, чем год назад, — заявил Медведев. — Из них 1,8 млн детей пойдут в первый класс, и в этом году у нас первоклассников будет больше, чем в прошлом, на 100 тыс. человек».

Медведев добавил, что всего в этом году пойдут учиться в разные учреждения около 30 млн человек. Число детей, которые пойдут в детсады, также вырастет, до 7,3 млн человек.

«Мы должны обеспечить им качественное образование, — потребовал глава кабмина. — Нужно, чтобы интересно было учиться, комфортно. От того, какие условия для обучения будут созданы для детей, школьников, студентов, будет зависеть, какие результаты в целом покажет система образования и конкретные учащиеся».

Состояние школ в регионах

Глава правительства подчеркнул, что руководители регионов несут персональную ответственность за состояние школ и их обеспеченность учебниками, интернетом и необходимым учебным оборудованием.

«Состояние школ — это, безусловно, личная ответственность глав регионов. Вы должны внимательно следить за тем, чтобы в них были созданы соответствующие условия как с точки зрения удобства, так и с точки зрения безопасности, соблюдения санитарных норм, противопожарных норм»,- сказал Медведев.

По его словам, школы не должны в чем-либо нуждаться: средствах обучения, учебниках, компьютерах, высокоскоростном интернете, современных спортзалах, столовых, транспорте, в том числе и школьных автобусах.

Судьба малокомплектных школ

Премьер-министр заявил, что малокомплектные школы в России не будут закрываться, они навсегда сохранятся с учетом масштабов страны.

«У нас действительно много школ в стране малокомплектных. И страна наша так устроена, что они будут у нас всегда. Невозможно себе представить, чтобы они исчезли, были соединены в какие-то крупные школы просто ввиду масштабов страны», — сказал Медведев.

По его словам, необходима программа по созданию более эффективной модели малокомплектных школ, которую регионы должны разработать совместно с Министерством образования РФ.

Помощь детям в пострадавших от ЧС регионах

Медведев призвал сделать все возможное для того, чтобы дети из пострадавших в результате чрезвычайных ситуаций регионов смогли пойти в школу 1 сентября.

  • Стихия знаниям не помеха: регионы начнут учебный год вовремя, несмотря на пожары и паводок

Глава кабмина добавил, что хотел бы услышать на совещании доклад по этому поводу.

По словам премьера, несколько школ в Приморском, Красноярском, Ставропольском краях, в Якутии, Бурятии, Кабардино-Балкарии, а также в Ростовской области пострадали в результате подтоплений, пожаров и других чрезвычайных ситуаций.

Дошкольное образование

Глава кабмина также заявил, что за последние четыре года в дошкольных учреждениях было создано более 1 млн 250 тыс. Однако, отметил премьер, в некоторых регионах еще сохраняются очереди.

«Что касается дошкольных учреждений, с 2013 года было создано более 1 млн 250 тыс. мест. Сегодня у нас практически нет очередей для детей от трех до семи лет. Есть отдельные регионы, где сложности сохраняются. Эту работу надо довести до конца, в том числе, и по другому сегменту — по возрастной группе до трех лет», — сказал Медведев.

По его словам, на совещании также будут обсуждены вопросы готовности ВУЗов и организаций среднего профессионального образования к новому учебному году. «Мы прогнозируем увеличение потока поступающих в колледжи, техникумы. Нужно поддерживать региональные программы развития среднего профессионального образования», — заявил Медведев.

Число школ в России с 1871 года по наши дни: genby — LiveJournal

Из текста предыдущей коммунистической агитки, хотелось бы остановится поподробней на числе школ в России.
Многие не знают, но к 50-летию СССР, школ в России стало меньше, чем в 1914 году.

В последние годы перед первой мировой войной 1908-1914 год в России строилось примерно по 5000 начальных школ в год. Темпы строительства и роста учеников в школах, взметаясь стремительным домкратом по параболе, были сверхвысокими.
Грамотность в Россию пришла не из за большевиков, а большевистский переворот лишь отложил приход полной грамотности в Россию на 15 лет. Это если судить по неизменившемуся числу школ в период 1914-1928 годы.

Источники числа школ. У всех источников немного плавающие цифры плюс минус 2000 школ.
Рашин «Население России за сто лет»
Динамические статистические ряды 1913-1951 годы стр 242
Различные стат сборники РФ. и Ростат статистические ежегодники

Как всегда отличился сталинский период.  О каких там успехах, могут говорить советские сталинисты, если там не был налажен простейший учет и контроль.
Учет и контроль — вот главная экономическая задача каждого Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, каждого потребительного общества, каждого союза или комитета снабжения, каждого фабрично-заводского комитета или органа рабочего контроля вообще. ВИЛенин

Никакого доверия к сталинским цифрам с такими рядами просто нет. 1928 год 80 000 школ . 1932 на 30000 школ больше. Потом опять строительная пауза на 4 года. То пусто , то густо.
Как будто в годы индустриализации и коллективизации , этото вопрос был важнейшим. А потом тогда что случилось?

Недавно grid-ua.livejournal.com поднял такой вопрос недоверия к сталинским  числам крупного рогатого скота.

Например, ситуация с поголовьем крупного рогатого скота. Приблизительно с 1928 г. его численность постоянно снижалась: 1928 г. — 70,5 млн. голов, 1929 г. — 67,1 млн., 1930 г. — 52,5 млн., 1931 г. — 47,9 млн., 1932 г. — 40,7 млн., 1933 г. — 38,4 млн. Самое дно — это 1933-ый год. Правда, поголовье коров сокращалось вплоть до 1934 г., достигнув тогда отметки 19,5 млн. против 30,7 млн. в 1928 г…. Уже в 1938 г. поголовье крупного рогатого скота выросло до 63,2 млн. (+ 24,8 млн. голов), а коров — до 25,2 млн. (+ 5,6 млн. голов). Главный вопрос — как? — остаётся без ответа.
..Рост поголовья крупного рогатого скота почти на 2/3 (и поголовья коров более, чем на четверть) за 5 лет.
Кроме того, сомнений добавляет анализ косвенных показателей. Так, количество товарного молока увеличилось в период с 1932 г. по 1937 г. на 78,2% — с 274,6 млн. пудов до 489,3 млн. пудов. В то же самое время рост поголовья коров составил лишь 11,0% — с 21,0 млн. голов до 23,3 млн. голов. Можно было бы попытаться объяснить несоответствие друг другу двух трендов ростом удоев молока на одну корову, но проблема в том, что они выросли на 19,4% — с 970 кг в 1932 г. до 1.158 кг в 1937 г.

Ни одна цифра не бьется с другой. Как получить при таком числе коров , и таких надоях , такое количество молока

Почему количество школ уменьшалось

В отличии от сталинистов,  которые  на показе таких графиков, как пониже, сразу посылаюют в бан. Я в уменьшении числа школ, ничего особенно плохого не вижу

Школы в России были трех типов. Начальные, Неполные средние, (восьмилетки, семилетки) и средние. Если раньше строились только начальные школы, то сейчас они исчезают
Сейчас число начальных школ около полутора тысяч. 75% школ средние. В 1913 году,  все было наобоорот , средних школ было менее 1000,  а остальные 80000 школ были начальными.  При Сталине число средних школ выросло до 10000. Процесс роста числа средних школ, был неизбежен и постояннен и прерывался всего 2 раза.  15 летняя пауза после революции, и последние 8 лет.

То что большевики замедлили историю России на 10-15 лет и лишили ее 10-15 лет рождений и так понятно , сложней с нынешним временем.

С 2004 года число средних школ в России начало падать. Сначала по чуть чуть, и это было связано с сокращением числа школьников
С 2009 года стали учитываться только государственные, муниципальные и негосударственные учреждения, реализующие программы общего образования. Учреждения начального профессионального, среднего профессионального вышли и  списка образовательных учреждений. Что привело к падению числа школ сразу на 5000 штук. Ныне ежегодно добавляет исчезновение 200-500 школ процессы оптимизации сети образовательных помещений.
К примеру в Москве в из 1730 школ на начало 2010 года,  осталось менее тысячи . Но это юридически, прежние школы продолжают функционировать.
Школа № 1214 — 119330, ул. Мосфильмовская, д. 21 (присоединена к ГБОУ Лицей № 1586 в сентябре 2013 года)
Школа № 1215 им. Ромена Роллана — 129110, Больничный пер., д. 4 (присоединена к ГБОУ Школа № 2107)

Ну а число восьмилеток и начальных школ, продолжает падать.

Почему сейчас наплевать на число школ, в отличии от советского времени совершенно понятно. Ведь важно не число школ а  число учеников на одного учителя. Одно дело советский класс 30 учеников на учителя или современный 20-22 ученика на учителя. Эффективность обучения растет.
Но там тоже есть засада 2009 года С 2009/10 учебного года число учителей дается — без руководящих работников и внешних совместителей.
А это 3 миллиона человек минус. Если с 2009 года прибавлять по 3 миллиона  руководящих работников и внешних совместителей, то эта цифра выглядит ныне так 10,7 учеников на одного учителя, против  13,5 в 1991 году.
Учителя работают на 25% эффективней

Владимирская сельская школа стала самой комфортной в стране

Школа в деревне Лесниково в 30 километрах от Гусь-Хрустального дважды становилась лучшей сельской школой страны. А в этом году получила звание «Самая комфортная школа России». Что же в ней такого особенного? Я отправилась туда, чтобы лично это узнать.

Как дома

Старенькие деревянные дома, пара магазинов и двухэтажная кирпичная школа с пристроенным детским садиком — таких картинок в сельской местности через каждые 50 километров.

Внутри школа тоже не поражает суперсовременным техническим оснащением и евроремонтом. Все для детей, а не для проверяющих комиссий. У входе стол для настольного тенниса, на стенах — стенды с достижениями учеников и выпускников, как было модно в 90-х. Коридор второго этажа украшает нарисованный лес с огромным лосем и волком, около лестницы — картина жизни человека, от рождения до зрелости. Роспись создали специально приглашенные художник. На окнах — занавески в цветочек, тут и там — живые цветы. В общем, ничего «сверх». Но уютно, чисто и тепло.

Стоило мне войти в здание, как ребятня наперебой стала здороваться и спрашивать: «Вы к кому?». Никаких турникетов, как в городе.

Директор Михаил Овечкин каждого школьника знает по имени и помнит, как каждый из них учится. Это понятно — учеников здесь всего 39, еще 14 — дошколята. И так же учащихся знает каждый педагог. Их здесь девять.

Михаил Овечкин с гордостью показывает новую котельную, которая появилась около школы, компьютерный кабинет, пристроенный блок для дошколят и … новую уборную. Еще недавно всего этого не было. Например, туалет был на улице, а топили школу дровами.

— Ощущение комфорта в стенах школы создается не техникой и не новым ремонтом, хотя и то, и то у нас есть, — рассказал директор. — У нас все строится на общении с детьми. Мы с ними — на равных. Например, мы не переживаем за цветы и рисунки на стенах, потому что дали детям понять, что школа также принадлежит им, как и педагогам. А свое портить, согласитесь, никто не будет. Чтобы показать, что они здесь полноправные хозяева, еще в 90-х мы создали в школе свою Республику «Маленькая страна». У нее есть свой гимн, герб, правила и права, у каждого ребенка есть специальный паспорт гражданина Республики. И у нее, конечно, есть свой президент, которого дети выбирают сами. Есть ученый совет, в составе которого сами ученики, который контролирует успеваемость детей. Можно сказать, у нас самоуправление.

Телефоны? А зачем?

Одно из главных правил в школе — все делать вместе. Поэтому даже на огороде, где дети сажают капусту, морковь и свеклу для школьной столовой, работают все вместе. Сажать и копать картошку выходит даже директор!

Я не увидела на перемене ни одного ребенка с мобильным телефоном руках. И это не потому, что смартфонов у детей нет. В школе четкое правило — телефон доставать только в крайних случаях.

— Из-за того, что классы у нас малокомплектные, занятия, фактически, можно назвать индивидуальными, — поделилась учитель математики Ирина Янцен . — И на занятиях они могут задавать любые вопросы, которые возникают.

«Зачем показывать, что я плохой ученик?»

Я отловила одного из пятиклашек.

— У тебя есть мобильный телефон?

— Конечно, они сейчас у всех есть, — ответил Кирилл Бочин.

— Покажешь, что тебе друзья там пишут?

— Он у меня дома лежит, мне его брать незачем. Друзья у меня все здесь, да и отвлекаться лишний раз не хочу. Могу что-то по учебе не понять.

— Ты во сколько в школу приходишь? Уроки же у вас в 8.30 начинаются?

— К 8 утра. Тут все ребята заранее приходят. Мы уроки повторяем. Нас каждого по домашнему заданию спрашивают, поэтому опаздывать нельзя, не выучить — тоже. Могут на линейке потом перед всеми вывести, поругать немного и спросить, как буду исправляться. Зачем всем показывать, что я плохой ученик?

Как результат, дети побеждают на олимпиадах различного уровня, среди выпускников есть медалисты. Правда, школа — основная, то есть всего 9 классов. Несмотря на это, детей с недавнего времени начали учить второму иностранному языку — помимо немецкого лесниковские дети постигают азы английского.

У школы есть своя небольшая столовая, мастерская со столярным слесарным мини-цехами, да такими, что, как мне показалось, станков тут даже больше, чем число учащихся.

Помимо учебы занимаются спортом и играют в тимуровцев, помогая старикам и ветеранам, хотя, может, и не знают этого слова. Уезжала я оттуда в приподнятом настроении. Захотелось снова вернуться в школу.

Сельские школы России. Сельская школа: вчера, сегодня, завтра.

Сельская школа в России: вчера, сегодня, завтра.

(Размышления о школе  Живицкой Галины Михайловны, учителя немецкого языка муниципального автономного общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа п.Головановский)

«Встречать, учить и снова расставаться» … — подхватываю слова  давно знакомой, немного грустной песни.  В нашей сельской малокомплектной школе — последний звонок. Выпускников всего три человека.  А когда то, точнее сорок лет назад, мой класс, грустил под эту песню на своём выпускном вечере, и нас было более 30 учеников  в классе. Да, всё течёт — всё меняется, как меняется и наше село,  и наше  образование.

Мое детство прошло в русской деревне на берегу красивой реки с нерусским названием Иргиз. Я всегда с теплым чувством вспоминаю мою родную сельскую школу и мою первую учительницу Елизавету Георгиевну. Почему-то деревня моего детства вспоминается мне всегда залитой ярким солнечным  светом, малиновым закатом, с ослепительно белым снегом, запахом парного молока, свежескошенной травы, черной смородины.

Елизавета Георгиевна привила мне любовь к русскому языку и литературе. Учительница никогда не повышала голос, не срывалась. Глаза добрые, немного усталые, мне казалось, они были похожи на глаза моей мамы, такие же светлые, с лёгкой грустинкой, проникающие в душу, в которые хотелось смотреть и смотреть!  А голос, в оттенках которого весь класс  узнавал, как мы написали контрольную работу, как мы вели себя на перемене или кому сегодня предстоит остаться на дополнительные занятия!  Самое интересное, мы не боялись получить плохую оценку,  мы   боялись огорчить  Елизавету Георгиевну, было опасение подвести её, не оправдать её надежд, страха получить плохую оценку не было. Гораздо страшнее было услышать: «Разочаровал, ты меня, дружок!», но это говорилось крайне редко, и тот, кому это говорилось, стремился исправиться тут же, с надеждой и опаской заглядывая в глаза учителя.  Самой большой наградой было для нас  встретить нашу учительницу утром или после занятий, и помочь донести ей наши тетради, а если повезёт, то и её маленький чемоданчик, с которым ходила она в школу. Минуты общения с учителем вне школы – это было время познания её личных интересов, увлечений, личностных качеств. И мы с удовольствием ходили в походы, жгли пионерские костры, собирали макулатуру или сажали деревья, ведь рядом с нами была наша Елизавета Георгиевна, а с ней всё было интересно! А наши уроки! Это интереснейшее познание слова, литературного произведения, когда мы, затаив дыхание слушали, как Елизавета Георгиевна читала отрывок того или иного произведения, и звонок с урока всегда прерывал на самом интересном месте! Отсюда у нашего класса и любовь к чтению, и любовь к родной природе, а значит и к родной земле.  Это и есть — настоящий сельский учитель. Конечно, никто не будет спорить с тем, что внутренний мир человека закладывается в школе, и я уверена, что детям, которые начинали учиться в сельских школах, повезло больше. Там красота природы и красота слова сливаются воедино. 

 Благодаря тому, что в моей жизни были такие замечательные, душевные, бескорыстные учителя, как Елизавета Георгиевна, я и выбрала профессию учителя. Я всегда знала, что профессия учителя не принесёт мне ни славы, ни материальных благ, но не это главное. Профессия учитель  — одна из самых почитаемых и уважаемых на селе. На селе учитель всегда был больше, чем просто учитель. В сердце каждого из нас учитель всегда стоит в одном ряду вместе с родными и близкими людьми. Потому, что Учитель – это жизнь, обращённая в будущее.

Именно так думала я тогда на своём выпускном вечере, искренне полагая, самое лучшее на свете – быть УЧИТЕЛЕМ.  И я обязательно вернусь в своё родное село, в свою родную школу, где буду трудиться рядом с такими родными и любимыми мной учителями!

 

Но жизнь любит преподносить сюрпризы. Студенческие годы, наполненные   книгами, конспектами,  зачётами, стройотрядовскими песнями, весельем, любовью — пронеслись быстро.  

Мы – молодая семья, приехавшие по распределению мужа (тридцать лет назад было такое слово), в другой посёлок и даже другой  район, вынуждены были строить свою жизнь вдали от родных мест. Приехали с мыслью, отработаем положенные государством три года, и уедем в родные места. Уж очень нам не приглянулось село, в которое нас направили, ни дорог, ни нормального жилья, ни нормальной школы (так мне тогда казалось)! Школа размещалась в старом одноэтажном здании, где не было ни спортивного зала, ни актового, ни столовой, ни нормальных бытовых удобств и это в конце двадцатого века! После непродолжительной институтской практики, мне казалось, я не смогу работать в такой «глуши»!

Но стоило мне окунуться в атмосферу сельского учительства, познакомиться с молодыми и не очень молодыми учителями, стало понятно – это «костяк» сельской интеллигенции, им подражали, на них хотели быть похожи, к их мнению прислушивались. А сами они, часто скромные, спокойно и успешно делающие своё дело, без самовлюблённости  и каких – либо претензий на славу и вознаграждение. И после институтской скамьи, имея много сомнений и тревог «получится», « не получится»,  мне на помощь, без лишних слов пришёл коллектив педагогов, с  некоторыми  из которых работаем  рядом и поныне. Посещая уроки моих старших коллег, училась многому у них, а каждый и каждая из них были не просто хорошими учителями,  а что очень важно в нашей профессии, ещё и большой человеческой личностью. Они воспринимали и воспринимают школу как второй свой дом и отношение к школе, как к дому. Чистота и уют в классах, манера общения с учениками и коллегами доброжелательная,  преподавание своего предмета так, что даже отпетые  двоечники, с удовольствием шли к доске – всё это классический сельский учитель. Живя и работая рядом с такими людьми нельзя было быть другой. Поэтому многим я обязана людям, которые были рядом со мной и мой коллектив меня сделал! Рядом с ними нельзя было работать вполсилы, нельзя не болеть душой за школьное товарищество, нельзя делать что- либо в ущерб другим.

А спустя два года, мы все вместе дружно переехали в новое здание школы, где большой современный спортивный зал, хорошая столовая, актовый зал,  и все удобства для больших и маленьких учеников! И мысли о том, что надо уезжать из посёлка исчезли сами собой, как можно бросить то, что создавал сам, своими руками?!

 

На школьном дворе  ребята, весело переговариваясь, бегают с лейками, поливают цветы. Жара стоит уже неделю, земля пересохла, цветы «горят». Идет летняя практика, или, иначе — «отработка». Меня попросили подменить коллегу и поработать на пришкольном участке. Вместе с детьми беру лейку и поливаю, изнывающие от жары растения. Только так и не иначе, никогда не понимала учителей, которые, стоя рядом с работающими детьми, позволяли себе болтать по телефону или просто делать указания работающим детям. Только сам, своим примером, учитель может показать ребёнку «делай как я», «давай сделаем это вместе»! Школа – это наш общий дом. И ребёнок, видя, как трудится  учитель,  будет делать так же. Подмечаю, что дети стараются меня обогнать, принести больше воды, полить больше грядок.  Молодцы! Хороших ребятишек воспитали наши родители и учителя! Чувствую, дети устали, можно немного передохнуть, попить воды,  приглашаю всех в вестибюль школы.

 В здании школы — прохладно и чисто так, как бывает только в сельских школах. И полы, и двери, и окна — все вымыто тщательно, как дома. На окнах — герань,  лёгкие занавески  развеваются на ветру. Школа, в самом деле, похожа на большой гостеприимный дом.
В этой школе я работаю около тридцати лет. Переезжали  в новое здание, сами носили вместе с учениками школьную мебель, ремонтировали и исправляли недоделки, обживали, создавали уют, облагораживали школьный двор, разбивали  цветники, сажали деревья.  Школьные берёзы – это уже бренд посёлка. Они прекрасны в любое время года, это украшение нашего села, уголок уюта и благоустройства!  Кто-то из выпускников сажал эти берёзы, кто-то ухаживал за ними, и маленькие берёзки, отзываясь на заботу и уход,  выросли в прекрасных белых красавиц,  нежной  листвой весело встречают школьных гостей.  Сколько труда, сил, эмоций было вложено в эту школу! Конечно она второй дом, а коллектив моих коллег – моя вторая семья!

Молодых учителей в нашей школе нет. Наше  село вполне благополучное. Агрокомплекс, где занимаются семеноводством и выращивают  очень необходимые нашей стране сельскохозяйственные культуры, обеспечивает население рабочими местами и неплохой зарплатой. В посёлок возвращаются, получив образование, агрономы, инженеры.  Но жильё для выпускников педагогических колледжей и университета село предоставить не может. Поэтому дружный коллектив учителей нашей малокомплектной школы работает в едином составе уже почти три десятка лет, а «молодыми»  мы  называем тех педагогов, чей возраст приближается к сорока или чуть выше.
Мы тут все, как  родные. Вместе и в горе и в радости, и мы настолько тесно «срослись» (как срастаются деревья друг с другом, переплетаясь корнями) и вжились друг в друга, что когда приходит пора  всё-таки расставаться, мы прощаемся с большой грустью, со слезами, как прощаются с родными и близкими людьми.  Бывает, мы спорим — но только из-за детей. А склок и ссор в коллективе нет.
Выпускники,  многие через год, через два приходят в школу, обнимут, покажут свою «зачётку» из вуза, техникума. А мы радуемся за них, как за своих родных детей.
Кому-то  из ребят трудно давалась учёба, кого – то  мы ругали, родителей вызывали, но  они сегодня благодарны за то, что мы не были равнодушны к их проблемам.
  В малокомплектной школе ребенок не может прийти неподготовленным  к урокам, потому что он знает, его спросят, ему с учителем работать. Всеми правдами и неправдами мы до этого ребенка знания донесём. Я уж не говорю о том, сколько времени педагог проводит после уроков с отстающим ребёнком.
Доверие и уважение к сельским учителям большое. Именно учителей выбирают в местное самоуправление, в поселковый и районный советы. Школа сегодня, как и прежде, духовный центр села. Есть убедительное подтверждение этого в нашем районе, когда какую-нибудь малокомплектную школу закрывали как нерентабельную, через некоторое время в деревне почти не оставалось жителей.

Сельский учитель!
В селе ты не просто порядочный житель,
У всех на виду твоё имя – Учитель!
И спрос с тебя строгий, и честь высока,
И ноша твоя  на миру нелегка.

Очень  известные слова, которые я знала ещё тогда, когда выбирала для себя свой путь. Позже они стали  моим  жизненным и профессиональным кредо.

   

Все мы родом из школы, она оказывает мощное  воздействие на всю нашу дальнейшую жизнь. А на селе — это источник добра, света, порядочности, любви, творчества и очень важно, чтобы этот источник оставался чистым, ясным на долгие годы. Чтобы каждый приходящий к этому источнику уходил, наполненный светом, мудростью, добротой,  необходимо  сохранять этот источник в чистоте, а  в современном мире это сможет сделать, только высоконравственный, порядочный и преданный своей земле  человек. Именно из таких людей  и получаются хорошие сельские учителя. Кто в наши дни выбирает профессию учителя? Совсем немногие, это те, кто по — настоящему любит свою Родину, своё родное село. И как бы   там не  складывались  обстоятельства в экономическом плане, благополучие любого села напрямую зависит от того какая там школа, и что за люди работают в ней? Кто они?

 Плохое образование в сельской школе – распространенный стереотип,   но, на самом деле, сельские школы дают современное качественное образование.  Доказательством тому являются практически ежегодные «золотые медалисты» в нашей школе.  Хотя работать сельским учителям приходится в гораздо более сложных условиях, чем нашим  городским коллегам.  Особо следует отметить такую характерную особенность деятельности сельского учителя как многогранность его профессиональной деятельности. Сельскому учителю в виду нехватки педагогических кадров, приходится быть, как говорят «на все руки мастером». А этому в институте не учат! «Многопрофильность» – это в первую очередь, не дополнительный заработок, а дополнительная ответственность. Именно так воспринимала я ту или иную дополнительную «нагрузку».  Потому что, при подготовке к урокам приходится просматривать кучу методичек, учебников, в последнее время интернет – сайтов, чтобы уроки были яркими, запоминающимися, чтобы детям хотелось говорить,  вести  диалог с учителем. Известно всем: нет контакта с учеником – нет успеха!

Малая наполняемость классов – это отсутствие духа соревновательности, потеря интереса к учёбе.

 Малочисленность учащихся приводит к необходимости применения в сельской школе  различных образовательных программ, например,  небольшая наполняемость  классов  постепенно приводит к индивидуализации обучения, что в свою очередь также вынуждает вести поиск путей ее осуществления, поскольку индивидуальный подход в обучении — это более тонкая категория, и осуществить ее труднее.  

Информатизация сельских школ тоже делает свое дело. Процесс обучения становится интереснее для учащегося, и  информационно — насыщенным для учителя, который за урок теперь может подать в 2-3 раза больше информации. Это позволяет сэкономить время для практических занятий и поработать с каждым ребёнком индивидуально.  Но в малой наполняемости классов есть и свои плюсы! Я захожу в класс, и дети уже знают, какое у меня настроение, и что можно сделать с этим настроением. И я знаю, что у ребенка дома, что со здоровьем, и какой к нему нужен подход.  

 Вот иду в школу, настроение не важное, здоровье тоже, а подхожу ближе к школе, меня догоняют и обгоняют ребятишки,  радостно приветствуем друг друга и чувствую, как их жизненная энергия передаётся мне, расправляются плечи, выше поднимается голова, а  пришла на урок и забыла про невзгоды, нет – поработаем ещё немного! Ну как я без моей школы и без моих учеников?!   Незаметно пенсионный возраст подкатил, а я не готова, не могу уйти и всё тут! Родные дети обижались: «Ты в школе и в школе!» Я и не отрицаю: школа была на первом месте. Вот ещё одна проблема – как найти ту «золотую середину», когда и семья, и работа, и ученики, не чувствуют себя «в остатке», а всем хватает и внимания, и заботы, и душевного тепла?! Конечно, без помощников не обойтись. Семья может поддержать, когда есть необходимость в работе, а школа, ученики помогают своему учителю ежедневно. Теперь для меня очень приятно, когда мои взрослые ученики говорят мне слова благодарности, гордятся своими успехами в жизни. Горжусь и я. А что нам ещё надо?!

 Совсем недавно, мои первые выпускники пригласили меня на встречу выпускников, двадцать лет, как они закончили школу. И все двадцать лет мы не прерывали связи! С кем – то благодаря интернету, с кем – то, как с коллегами, обменивались знаниями, опытом. Приятно осознавать, что твои ученики выбрали в профессии  твой путь, и идут по нему достойно! А уж когда увиделись, что называется глаза в глаза, разговорам, объятиям не было конца! Не стыдились и слёз, ну какие деньги могут измерить эти душевные порывы, эту радость и осознание, что в жизни моих учеников я была не просто учителем иностранного языка, а была старшим товарищем, мудрым наставником, человеком, которому доверяли и доверяют!

Сельская школа…это особый мир, особые отношения. Это дружная семья — дети, родители, учителя. Все друг друга знают в лицо, стараются поддерживать друг друга, вместе проводят традиционные праздники; вместе грустят, любят, строят планы на будущее. Думаю, что велика роль учителя в этой семье, недаром, учителей называют «вторыми мамами и папами». Все мы понимаем, что роль сельского учителя – особая. В селе, где все хорошо  знают друг друга, он несёт ответственность за судьбу ребёнка перед конкретной семьёй. Через его руки и сердце проходит не одно  поколение детей, и так важно увидеть в каждом личность, помочь сделать жизненный выбор, сохранив деревенское добродушие, естественность в проявлении чувств, любовь к традициям села, к природе, к людям.  И, несмотря на все трудности, я знаю, моё призвание – сельский учитель.

А сельские ребятишки ни в чём не отстают от своих городских сверстников, тем более кабельное ТВ и интернет сегодня становятся доступны и в селе. К тому же эти дети намного ответственнее, ведь на них, кроме учёбы, лежит еще целая гора домашних обязанностей: хозяйство, огороды, уборка, готовка.

Особенности работы и жизни учителя сельской школы обусловлены  своеобразием жизни и быта сельского населения. На селе, где люди хорошо знают друг друга, как говорится, со всех сторон,  деятельность учителя протекает в условиях общественного наблюдения  и, как правило, становится известна всем.

Сельский учитель – понятие круглосуточное! Сельский учитель, он, как и раньше, у всех на виду. Если село не большое, каждый знает, где он живёт и чем он живёт. А быть образцом для всех людей как же это трудно в наше время! Как непросто жить, так, чтобы твоя жизнь была примером и для учеников и для родителей, чтобы они не смогли ни в чём упрекнуть  или укорить учителя. Дом сельского учителя всегда под пристальным вниманием. Да это и понятно – как можно учить, порядку, добру детей, если у тебя самого огород зарос травой, забор покосился. И никому нет дела, что учитель большую часть времени проводит в школе, ему некогда. Своим  домом  он подаёт пример ученикам, которые ходят мимо его двора каждый день.

Ещё учась в институте в душу запали слова Антона Павловича Чехова « Если бы вы знали, как необходим русской деревне хороший, умный, образованный учитель! У нас в России его необходимо поставить  в какие-то особенные условия, и это нужно сделать скорее, если мы понимаем, что без широкого образования народа, государство развалится, как дом, сложенный  из плохо обожжённого кирпича!»  Этим словам более ста лет, а они актуальны и сегодня!

Конечно, мне  современному  сельскому  учителю, чтобы быть профессионалом своего дела, нужно многое уметь: быть артистом, художником, певцом, поэтом и даже садоводом и огородником. Это было бы невозможным без самосовершенствования. Я много читаю, набираюсь мудрости, владею  информационно – коммуникационными технологиями. И всегда помнила наказ своих педагогов: обучая других – учись сам! Чтобы быть интересным моим ученикам – надо много учиться! В 2010 году мне, и другим моим коллегам посчастливилось побывать на стажировке в Баварии, Мюнхене. Около трёх недель, мы стажировались в Мюнхенской международной школе, опыт уникальный, со мной в группе были студенты из различных стран, Индии, Китая, Венгрии, Ирана, Италии, Мексики, из стран Африки – язык общения немецкий. Профессии наши были тоже разными. Там, где не хватало словарного запаса, выручал язык жестов, мимика лица и просто добрая улыбка. Когда я сообщила о себе, сказав, что я из России, многие в нашей группе имели очень скудное представление о нашей стране. Только то, что у нас холодно, и очень много пьют водки. Обидно мне было это слышать, пришлось достать сувениры и подарки из России, которые я  берегла  немецким преподавателям, и устроить обзорную экскурсию по нашей стране. С показом фотографий, сувениров из России, русскими гостинцами и хлебосольством, чтобы иностранцы и на вкус попробовали нашу страну, угостила их фирменным  российским шоколадом, ароматным мёдом, который пробовали они  деревянными,  хохломскими ложками. Удивлению их не было конца. Самым приятным было, что хорошо знали нашего лидера В.В. Путина и  отзывались о нём уважительно. После нашей заочной экскурсии по России,  моя группа, воодушевлённая моим хвалебным рассказом о моей Родине, начала тоже рассказывать, о своих странах, национальных блюдах, достопримечательностях, известных людях. Так мы больше узнавали не только друг о друге, но и о наших странах. Толерантность, открытость, уважение друг к другу – это основа мирного сосуществования на Земле. И всё — то хорошо было в Германии, и чистота, и порядок, и уважительность к иностранцам, и тот огромный опыт в совершенствовании языка и  произношения, который я увезла с собой, а вот нашей русской душевности, искренности, патриотичности, не хватало мне там. Главное в их школах – дать знания, учитель это делает так, как учили его  в учебном заведении, ни больше, ни меньше. А что у ребёнка на душе  — это к психологу! Мне было трудно понять, как можно давать знания, оставаясь при этом равнодушным к ребёнку? Слава Богу, у нас по-другому!

 Никогда не жалела о том, что я — сельский учитель. Да, тяжело: школа, подготовка к урокам, проверка тетрадей, классное руководство, участие в конкурсах,  руководство методическим объединением учителей,   работа по дому, огород, сад, хозяйство  – кажется, всё, сил больше нет! А открываю дверь класса, вижу открытые, светлые,  любопытные, оценивающие каждый мой шаг,  искренние взгляды  сельских мальчишек и девчонок, ждущих от меня чего – то нового и интересного, и удивляюсь, откуда берутся силы и желание работать. А всё от того, что я нашла своё призвание и  горжусь тем, что я —  сельский учитель, помогающий ученикам познать себя, поверить в свои возможности, добиться успехов, не потеряв при этом душевных качеств: искренность, доброту и любовь.  Я несу своим любимым ученикам общечеловеческие ценности, говорю о них, практикую их. Уже три десятилетия честно и бескорыстно служу  учительскому делу, сею в душах детей «разумное, доброе, вечное».  Я очень люблю то,  что преподаю, я люблю тех, кого учу, кому отдаю своё сердце.

      Хочу, чтоб у детей осталось

 Моей души хоть часть, хоть малость

 Тогда могу сказать себе:

      «Не зря живу я на земле!»

Школа России завтра, … какой вижу я её?

Разной. В разнообразии видов школ и единстве подходов в обучении и воспитании – наша сила!

Это может быть  школа с развитой инфраструктурой — современное здание, персональные компьютеры, Интернет, библиотека; оснащенный всем необходимым спортивный зал, здоровое питание и комфортная столовая. А может быть маленькая, уютная, где мало учителей, но там любят детей, развивают их творческие и интеллектуальные способности, помогают найти свою дорогу в жизни.

     А по-настоящему современной школу могут сделать только квалифицированные педагоги, учителя, способные давать качественное образование, выстраивать взаимодействие с социальной сферой, родителями учащихся,   привлекать   их к   образовательному и   воспитательному процессу.

Не буду лукавить, проблем много у сельской школы! Это и нехватка молодых специалистов, это и старение педагогических кадров, удалённость от городских центров дополнительного образования, не желание молодёжи жить и работать на селе, нехватка финансирования в образовании и многое, многое  другое. А когда было легко учителю на селе?  Не в этом ли и привлекательность нашей профессии? Суметь выстоять, не сломаться, кто, если не я? Мы лёгких путей не ищем! Нам доверено будущее страны! Да, да! Только так и не иначе! Мы опора и надежда нашей страны! Современный учитель — идущий впереди и ведущий за собой своих воспитанников, патриот своего государства.

Непростая доля ждёт тех, кто выбрал профессию сельского учителя. Но, благодаря нашему труду, хоть как — то решается проблема демографии. Не вся молодёжь уезжает из села, если там есть школа или детский сад, а это уже путь к возрождению деревни.

Как-то в нашей школе провели опрос детей, связанный с информатизацией и компьютеризацией образования. «Хотели бы вы, чтобы вашим учителем был робот?»  звучал один из вопросов анкеты, и необходимо было объяснить почему «да», или почему «нет». Ответы были самые неожиданные, но как всегда устами ребёнка глаголет истина. Лишь малая часть учеников  ответила на этот вопрос «да», мотивируя, что робот не устанет объяснять сложную тему несколько раз. Большая часть детей против учителя —  робота, потому что он «не живой», и как написала одна девочка, «он не сможет меня любить так, как любит меня моя учительница». Лучше не скажешь!

Сельская  школа завтра – это место, где каждый ребёнок вне зависимости от его индивидуальных психофизиологических особенностей, способностей,  сможет получить качественное образование. Ему помогут построить его индивидуальную траекторию развития, как показывает опыт, это для сельской школы  становится  актуальным, деление детей не на профильные классы, а на группы, что позволит в конечном итоге выйти на индивидуальные учебные планы. Было бы хорошо,  если при обучении детей, не зависимо от их способностей, будут составлены индивидуальные программы развития каждого ученика – его развития на текущий учебный год (учеба, самовоспитание, укрепление здоровья и т.д.) и проектирования всей жизни.

И, непременно, в сельскую школу России завтрашнего дня, я взяла бы дух любви, тепла, искренности, взаимовыручки, трогательности, открытости  всё то, чем богата сегодня и  чем славилась вчера сельская школа.

Спасибо, что прочли мои рассуждения.

За время правления Путина и Медведева Россия лишилась 26,3 тысяч школ : Аналитика Накануне.RU

За время правления Путина и Медведева Россия лишилась 26,3 тысяч школ

Медведев радостно сообщил, что в стране откроется рекордное число школ — 94 штуки. И добавил, что динамика очень неплохая. Столько школ, сколько построено за последние два года, не строилось никогда. Это уникальные школы нового поколения. За школьные парты сядет 15,5 млн школьников, это почти на 1 млн больше, чем год назад. — Цитирует в своём ЖЖ главу правительство левый блогер burckina-faso. — Охотно верю нашему плюшевому премьеру. Но кое-чего Дмитрий Медведев не сказал. Не сказал, сколько закрылось школ за этот год. Вместо него скажу я. Скажу, что на каждую открытую школу придется порядка 8-10 закрытых школ. Это следует из неумолимой статистики, открыто выложенной на Росстате.

Из официальных данных видно, что за время правления Путина и Медведева Россия лишилась 26,3 тыс. школ. То есть каждый год в стране закрывалось 1,65 тысяча школ. Для сравнения: при Сталине, до войны, каждый год строилось по 5 тыс. новых школ. Сравните это с «рекордными» 94 школами, которые будут построены в этом году. 5060 против 94.

количество школ в России

Комментарий «АПН Северо-Запад»: Сразу понабежали охранители, объявив, что сокращение количества школ вызвано уменьшением численности учеников. Можно сравнить. В 2000 году, по данным минобразования, у нас училось 20 миллионов школьников, а сейчас, по словам Медведева, 15,5 миллионов. В то же время количество школ сократилось с 68,1 до 41,8 тысяч. То есть, учащихся стало меньше на 22,5%, а школ — на 38%. Кроме того охранители «забывают», что первоначально правительство планировало открыть 185 школ, а сейчас Медведев объявляет достижением вдвое меньшее количество. Кроме того, школы продолжают закрываться и сейчас — в одной только Башкирии за 2016-2017 гг. их ликвидируется 40, а Башкирия всего лишь один из 85 субъектов федерации.

Источник: АПН

Author: admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о