Основные стилевые черты – Билет 11 научный стиль. Сферы использования научного стиля. Основные стилевые черты. Языковые особенности.

стилевые черты — это… Что такое стилевые черты?


стилевые черты

  (первичные и вторичные), отражающие своеобразие функциональных стилей:

  1) научный стиль; отвлеченность; обобщенность; подчеркнутая логичность; точность; сухость; строгость;

  2) официально-деловой стиль; стилистическая одноцветность; строгость; объективность; безличность выражения; точность, не допускающая инотолкования; стереотипность; стандартизованность, долженствующе-предписующий характер;

  3) публицистический стиль: открытая оценочность, призывность, рекламность; «эффект новизны», собирательность; документально-фактологическая точность; сдержанность; некоторая официальность;

  4) разговорно-обиходный стиль: непринужденность, фамильярность, конкретность, непоследовательность и прерывистость; эмоционально-оценочная информативность; аффективность; личностный характер; идиоматичность;

  5) художественно-беллетристический стиль: образность; эстетически направленная экспрессивность; явная эмоциональность; многостильность красок; особая роль подтекста.

Термины и понятия: Методы исследования и анализа текста: Словарь-справочник. — Назрань: ООО «Пилигрим». Т.В. Жеребило. 2011.

  • стилевые особенности литературных родов
  • стилистика декодирования

Смотреть что такое «стилевые черты» в других словарях:

  • Стилевые черты — – признаки текста, выражающие специфику и стилевое своеобразие соответствующего функц. стиля благодаря реализации функций последнего, обусловленных его экстралингвистическими факторами. Напр., см.: обобщенно отвлеченность, социальная оценочность …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • стилевые черты, отражающие своеобразие функциональных стилей

    — (первичные и вторичные) 1) научный стиль; отвлеченность; обобщенность; подчеркнутая логичность; точность; сухость; строгость; 2) официально деловой стиль; стилистическая одноцветность; строгость; объективность; безличность выражения; точность, не …   Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

  • полярные стилевые черты — Противоположные черты, присущие разным функциональным стилям: непринужденность – официальность; точность – расплывчатость называния; эмоциональность – бесстрастность; конкретность – абстрактность; субъективность – объективность; образность –… …   Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

  • Стилевые функции речевых разновидностей — В процессе своего функционирования язык как важнейшее средство человеческого общения выполняет различные функции: регулирует межличностные, производственные и социальные отношения людей, участвует в формировании их мировоззрения и культурных… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • официальность, бесстрастность — Стилевые черты, присущие официально дело вому стилю. Они помогают выполнять волюнтативную (повелительную) функцию речи. О.,б. обусловливают употребление следующих языковых средств: неопределенная форма глагола в значении повелительного… …   Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

  • страстность и призывность — Стилевые черты, присущие публицистической речи. С. и п. связаны с тем, что автор стремится передать читателям или слушателям свое чувство, пытается их убедить в правоте своей идеи, призвать их на благородное дело, С. и п. обусловливают… …   Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

  • Классификация и внутренняя дифференциация функциональных стилей

    — Функц. стиль – явление не монолитное, а представляющее собою (если речь идет о конкретных текстах данного типа как его носителей) многослойное (сложное) единство. Это обусловлено тем, что на речь и создание ее стилевого своеобразия одновременно… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Экстралингвистические, или внелингвистические, стилеобразующие факторы функциональных стилей — – это те явления внеязыковой действительности, в которых протекает речевое общение и под влиянием которых происходит отбор и организация языковых средств, т.е. речь приобретает свои стилевые характеристики. Употребление языка говорящими… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Стиль музыкальный —         термин в искусствоведении, характеризующий систему средств выразительности, к рая служит воплощению того или иного идейно образного содержания. В музыке это музыкально эстетич. и музыкально историч. категория. Понятие стиля в музыке,… …   Музыкальная энциклопедия

  • Научный стиль — представляет науч. сферу общения и речевой деятельности, связанную с реализацией науки как формы общественного сознания; отражает теоретическое мышление, выступающее в понятийно логической форме, для которого характерны объективность и отвлечение …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка


Стилевые черты — это… Что такое Стилевые черты?

– признаки текста, выражающие специфику и стилевое своеобразие соответствующего функц. стиля благодаря реализации функций последнего, обусловленных его экстралингвистическими факторами. Напр., см.: обобщенно-отвлеченность, социальная оценочность, точность, образность и др. Тем самым по ним можно составить представление о том или ином функц. стиле и описать его. С. ч. представляют собою компонент (ступень) детерминативной вертикали: от экстралингвистической основы функц. стиля, прежде всего базовых экстралингвистических факторов, к обусловливаемым ими функциям соответствующих речевых разновидностей, которые, в свою очередь, реализуются языковыми и текстовыми средствами в С. ч.; последние структурируются в виде
функц. семантико-стилистических категорий – ФССК
– см.

В свое время идею о стилевых чертах в аспекте функц. стилистики плодотворно развивала Э.Г. Ризель, предложившая классификацию стилевых черт с учетом их полярности, несовместимости в одной речевой разновидности. М.П. Кульгав разграничивает понятия «стилевая черта», «стилистическое значение» и «языковое средство». Тесная, причинно обусловленная связь этих понятий образуется в процессе функционирования языка и создается в конкретной речевой системе. М.П. Кульгав считает целесообразным от понятия «стилевой черты» отличать понятие «лингвистического признака», имеющего чисто языковую природу, напр., номинальность, вербальность, безличность и т.п. Концепция С. ч. вскрывает, таким образом, действительно существующую ступенчатую обусловленность явлений, которую можно выразить так: экстралингвистическая стилеобразующая основа ==> целенаправленность конкретной коммуникации ==> стилевая черта ==> лингвистические признаки, что в результате дает речевую систему языковых средств функц. стиля, обладающих общими специальными стилистическими значениями, содержащими единую функционально-стилевую окраску.

Концепция С. ч. претерпела значительные изменения: от противопоставления их по полярности, напр., точность – расплывчатость, образность – безóбразность, эмоциональность – сухость и т.п., до их полевой организации по принципу соотношения ядерных и периферийных С. ч.

Поскольку экстралингвистическое основание функц. стиля представляет собою двустороннее единство (форма сознания и вид деятельности, а значит, цели и задачи общения), то определяемые им С. ч. стоит подразделить на обусловленные той и другой сторонами этого единства. Тем самым выделить С. ч. онтологической (условно) основы и собственно коммуникативной. К первым отойдут отвлеченно-обобщенность (в науч. речи), предписующе-долженствующий характер речи (в оф.-дел. стиле), социальная оценочность (в газетно-публиц.), худож.-образная конкретизация (в худож. стиле). С. ч. собственно коммуникативного назначения – это точность, логичность, выразительность, образность, стандартизированность выражения, категоричность/некатегоричность и др. При этом следует помнить, что каждый функц. стиль обычно обладает не какой-либо одной С. ч., а несколькими, представляя собою целый спектр взаимосвязанных С. ч.

Иногда С. ч. подразделяют на основные (первичные), обусловленные базовыми экстралингвистическими факторами, и вторичные, обусловленные факторами более низкого уровня, напр., условиями соответствующего вида деятельности и общения. Это не означает, что они стилистически малозначимы. Так, при ограниченном во времени процессе создания газеты и вместе с тем стремлении автора к новизне выражений и экспрессивности речи его находки – на первый взгляд удачные выражения – быстро тиражируются другими авторами, превращаясь в стандарт. Сам же конструктивный принцип газетной речи – сопряжение экспрессии и стандарта (В.Г. Костомаров) – является типичным для нее и стилистически значимым. То же можно сказать относительно офиц.-деловой сферы общения, в которой стандартизация в виде формы (готового текста) коммуникативно удобна и потому употребительна в официально-деловой речи и характерна для нее.

Многие из С. ч. вариативно представлены в разных функц. стилях. Так, можно сказать, что точность точности рознь применительно, напр., к оф.-дел., науч., публиц. и худож. функц. стилям. Если, по выражению Л.В. Щербы, для деловой сферы свойственна (необходима) точность, не допускающая инотолкования, так как здесь от неточности зависят судьбы людей (не случайно в этой сфере существует специальная отрасль знания по составлению и толкованию законов и подзаконных актов), то точность как одна из важных С. ч. науч. речи выступает не в столь строгой форме в силу того, что науч. текст всегда читается критически. В публицистике, в частности на газетной полосе, точность – признак профессионализма и высокого качества речи, однако он часто нарушается по ряду причин (из-за стремления избежать повторения слова – а синонимы, как известно, неадекватны по смыслу; из-за отражения в тексте разговорной речи, особенно в интервью, и т.д.). В худож. речи точность – это, очевидно, верность образу. Иногда указанная вариативность фиксируется в названии С. ч., напр.:

подчеркнутая логичность применительно к науч. речи (т.е. сугубо строгая и акцентируемая языковыми средствами и строем речи), в отличие от большей или меньшей логичности речи других сфер общения, в которых (в художественной, публицистической) иногда даже допускаются алогизмы как средство образности или экспрессивности.

Следует оговорить тот факт, что многие из С. ч. по своим номинациям сходны с терминами культуры речи (как отрасли языкознания), напр.: точность, логичность, выразительность, образность. Это естественно, поскольку стилистика и культура речи – дисциплины очень близкие друг к другу. И хотя содержание терминов-понятий в той и другой отрасли науки близко, аспект их рассмотрения различный: в функц. стилистике – не только как нормативный признак хорошей речи вообще для обеспечения эффективности общения на лит. языке (что составляет предмет К. р.), но прежде всего
как характерологическая черта того или иного функц. стиля
, помогающая уяснить его стилевую природу, понять закономерности функционирования языковых средств в той или иной речевой разновидности с учетом ее экстралингвистических основ и функций.

Раскроем (конкретизируем) содержание некоторых стилевых черт.

Отвлеченно-обобщенность (абстрагизация) науч. речи – это обусловленный спецификой познания объекта субъектом, типом его мышления, типом содержания и др. факторами такой признак текста, его С. ч., который выражается в широкой (высокочастотной) представленности в науч. тексте обобщенно-отвлеченных по своей семантике разноуровневых языковых средств, функционально и стилистически взаимосвязанных между собой. Науч. текст в целом окрашен отвлеченно-обобщенностью: представленные в нем языковые и речевые средства по своей семантике являются отвлеченно-обобщенными и реализуют соответствующую познавательную функцию (см.
Закономерности функционирования языковых единиц в функц. стилях
). Поэтому в лексике здесь большой процент абстрактной (ср. термины) и выражающей общие понятия, при этом даже конкретная лексика выражает общее понятие (дуб, ствол, стебель вообще, а не какой-то конкретный, ср. дуб – порода теплолюбивая, тело есть пространственно-временной объект). В морфологической стороне языковых единиц активизируются формы и значения общего, абстрактного характера. В частности, при употреблении имен существительных категория числа выступает с ослабленным грамматическим значением, поскольку названия отвлеченных понятий несовместимы с идеей числа, счета. Ср.: Процесс отвердевания стекла происходит в интервале температур и сопровождается возрастанием вязкости… Поскольку в стеклах правильное геометрическое расположение координационных полиэдров нарушено, то связи между атомами неодинаковы. Это приводит к отсутствию постоянной температуры плавления стекла (Л.А. Резницкий). Ед. число существительных, обозначающих единичные считаемые предметы, в науч. речи обычно служит для выражения обобщенного понятия либо неделимой совокупности: Береза относится к породам светолюбивым (Г.Ф. Морозов). Значение ед. числа существительных может приобретать весьма обобщенный характер: Ухо производит анализ всякого звука (А.Г. Столетов). Подобное касается и глаголов, напр. здесь употребительна форма глаголов наст. вневременного, абстрактного – земля вращается вокруг солнца; карась водится в пруду; форма будущего в значении, синонимичном наст. вневременно́му: Подобные возвратные глаголы разделим на две группы. В первую войдут глаголы… Рассмотрим вопрос… При этом мы выйдем за пределы морфологических категорий и обратимся к тем функциям… Формы лица глаголов и личные местоимения также употребляются в обобщенном и абстрактном значениях: широко используется так называемое «авторское мы» (Мы придерживаемся той точки зрения, что…; Ниже мы приводим диаграмму), «мы совокупности» (если мы измельчим, то получим…; пользуясь этим, мы можем получить…). В последних случаях местоимение либо вообще может быть опущено, так как выражение синонимично безличному ‘можно получить’, либо под мы подразумевается всякий. Даже краткие прилагательные используются в научной речи в нехарактерном для них в других сферах речи значении, выражая не вре́менный, а постоянный признак: Сланец тут мягок, известковат, Удельный вес минералов низок, Кристаллы бесцветны, прозрачны, Соединения с водородными кислотами безводны, углерод углекислоты инертен.

Императивность, или предписующе-долженствующий характер, деловой речи реализуется широким использованием языковых единиц в функции предписания, долженствования с соответствующей семантикой, поскольку предназначение базового экстрафактора (права как формы сознания и деонтического, нормативного мышления) – регулирование общественных отношений. Для этой сферы речи типичны, напр., формы наст. времени глагола в значении долженствования: пароходство выплачивает пени в смысле ‘должно, обязано выплачивать’; широкое употребление слов обязан, должен, необходим и т.п.

С. ч. образность, а именно использование образных средств языка-речи, наличествует в разных функц. стилях, но представлена вариативно: в худ. речи – как компонент худ.-образной конкретизации, в газетно-публицистической – как средство экспрессивности и эмотивности речи, сопровождаемое оценкой с целью воздействия на адресата либо привлечения его к диалогу; в научной – в коммуникативно-познавательной функции (напр., метафоры выступают как средство терминообразования – алгоритм с оракулом, возмущенная орбита, химическое спокойствие, поле устойчивой жизни, сгущение жизни, фазовый мост, волновой фронт; сравнения, аналогии используются для пояснения сложных и новых понятий в ряде жанров, особенно в науч.-популярной литературе, для «оживления» стиля речи, наглядности и др.).

С. ч. собственно коммуникативного характера – экспрессивность и категоричность/некатегоричность. Экспрессивность науч. стиля речи – это его выразительность и ясность для адресата, ибо науч. текст – это узел, связывающий воедино познание и общение. Для облегчения восприятия содержания текста используются специальные, выработанные в науч. стиле в процессе его развития способы и средства выражения, способствующие активизации внимания адресата, привлечению его к сомышлению, диалогу (см. Категория акцентности функциональная семантико-стилистическая; Категория диалогичности функциональная семантико-стилистическая). Для публиц. стиля, имеющего целью эффективное воздействие авторской позиции на читателя, характерно широкое использование не только экспрессивных языковых средств и разнообразных стилистических приемов для передачи той или иной социальной оценочности, но и средств создания рекламности речи, даже и при реализации фактографической информации.

К С. ч., имеющим стилистико-нормативный характер, относится категоричность/некатегоричность изложения (графика номинации позволяет подчеркнуть градуальность этого свойства речи). Эта С. ч. присуща всем функц. стилям – оф.-деловому, научному, публицистическому, разговорному, но представлена в них по-разному. Текстовое варьирование средств со значением категоричности/некатегоричности изложения может быть объяснено с учетом экстралингвистической основы текста. Ей присуща вариативность не только в отношении состава средств ее выражения, но и функционально-текстовая – в отношении функционально-семантически целостных фрагментов текста, которые характеризуются смысловым единством и завершенностью в пределах текста, лексической и синтаксической связностью. В частности, оф.-дел. стилю свойственна императивность как выражение воли (в широком смысле), и поэтому предписующе-долженствующие значения самых различных языковых единиц придают речи окраску категоричности. В свою очередь, категоричность/некатегоричность науч. речи основывается как на познавательных, так и на коммуникативных принципах. Познавательные принципы соотносятся, с одной стороны, с убежденностью автора в верности и процесса, и результата своей деятельности (значит, в этом случае вполне правомерна категоричность высказывания), с другой – с относительностью знания, получаемого благодаря этой деятельности (значит, категоричность недопустима).

Если говорить о доминировании в тексте той или другой стороны этой С. ч., то для оф.-дел. стиля более свойственна, как сказано, категоричность, а для научного – некатегоричность. При этом использование той или другой стороны этой С. ч. на текстовом пространстве целого науч. произведения связано с особенностями содержания и композиции, отражением в тексте фаз познания и этапов развертывания гипотезы (см. Категория гипотетичности функциональная семантико-стилистическая). Ср.: некатегоричность вербализации предположения и – обычно – категоричность выводов. Коммуникативные принципы (максимы Грайса) предполагают толерантность, общечеловеческую ориентацию на «другого». Проявление категоричности/некатегоричности в том или ином стиле речи подчиняется нормам и правилам, общепринятым в определенной сфере коммуникации.

Лит.: Балли Ш. Французская стилистика. – М., 1961; Ризель Э.Г. Полярные стилевые черты и их языковое воплощение. – Ин. яз. в школе. – 1961. – №3; Кульгав М.П. Основные стилевые черты и синтаксические средства их реализации в современной немецкой научно-технической речи: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1964; Кожина М.Н. О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими. – Пермь, 1972; Ее же: Стилистика русского языка.– 2-е изд. – М., 1983; Троянская Е.С. К вопросу о технико-стилистических приемах в научной речи // Язык научной литературы. – М., 1975; Ее же: Научное произведение в оценке автора рецензии (к вопросу о специфике жанров научной литературы) // Научная литература. Язык, стиль, жанры. – М., 1985; Ее же: Лингвостилистическое исследование немецкой научной литературы. – М., 1987; Котюрова М.П. Категоричность… некатегоричность как свойство индивидуального стиля речи ученого // Текст: узоры ковра. Вып. 4. Ч. 2. Актуальные проблемы исследования разных типов текста / Под редакцией К.Э. Штайн. – СПб.; Ставрополь, 1999.

М.Н. Кожина, М.П. Котюрова

Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. «Флинта», «Наука». Под редакцией М.Н. Кожиной. 2003.

9. Функциональные стили и их взаимодействия.

В зависимости от целей и задач, которые ставятся в процессе общения, происходит отбор различных языковых средств. В результате создаются своеобразные разновидности единого литературного языка – функциональные стили.

Стили языка получили название функциональных потому, что они выполняют важнейшие функции, являясь средством общения, сообщения определённой информации и воздействия на слушателя или читателя.

Обычно выделяют следующие функциональные стили: Официально-деловой Публицистический Разговорно-обиходный Художественный

Стили литературного языка чаще всего сопоставляются на основе анализа их лексического состава, так как именно в лексике заметнее всего проявляется их различие.

Закреплённость слов за определённым стилем речи объясняется тем, что лексическое значение многих слов помимо предметно-логического содержания имеет и эмоционально-стилистическую окраску: Стилистическая окраска

Книжная(высокая) Нейтральная Разговорная(сниженная)

Помимо понятия и стилистической окраски каждое слово способно выражать чувства, а также оценку различных явлений действительности.

В зависимости от эмоционально-экспрессивной оценки слово употребляется в различных стилях речи. Эмоционально-экспрессивная лексика наиболее полно представлена в разговорно-обиходной речи, которая отличается живостью и меткостью изложения. Характерны экспрессивно окрашенные слова и для публицистического стиля. Однако в научном и официально-деловом стилях речи эмоционально окрашенные слова, как правило, неуместны. В разговорной речи употребляется преимущественно разговорная лексика, которая не нарушает общепринятых норм литературной речи. Однако ей свойственна известная свобода.

10. Научный стиль. Стилевые черты научного стиля

Стилевыми чертами этого стиля являются:

  • подчеркнутая логичность,

  • доказательность,

  •  точность (однозначность),

  • отвлеченность (обобщенность).

Подчеркнутая логичность речи должна позволить автору доказать свою правоту и убедить адресата в этой правоте. Практически такую же цель выполняют доказательства. От автора текста требуется точность, которая должна исключить возможность непонимания текста. Наука, имея дело с конкретными примерами, извлекает из них общие закономерности. И поэтому, говоря о конкретном, одновременно говорит и о всеобщем — этим зачастую объясняется отвлеченность и обобщенность научного стиля.

Некоторые ученые отмечают и такую стилевую черту, как неэмоциональность, безОбразность текста. Действительно, цель науки — воздействовать на адресата не с помощью эмоций, а используя логику и доказательства.

Стилевые черты научного стиля проявляются в языковых средствах: лексических, морфологических, синтаксических и т.д.

Лексические средства научного стиля

В научном стиле встречаются специальные слова, обозначающие понятия — термины. Основное требование к термину – лексическая однозначность. Любое слово в научном тексте употребляется лишь в одном значении, т.к. в науке недопустима игра слов. Слово чаще выступает в обобщенном значении. Например в предложении  —

Осина растет быстро

имеется в виду любая осина, а не какая-то определенная, конкретная. В научном стиле очень много слов, которые имеют отвлеченное (абстрактное) значение: установление, зависимость, закономерность, происхождение и т.д., В качестве основного средства связности в научном стиле используется повтор слова. Как правило, в научном стиле не используют эмоционально окрашенную лексику, а также синонимическую замену в качестве средства связности.

Источник

Стилевые черты

– признаки текста, выражающие специфику и стилевое своеобразие соответствующего функц. стиля благодаря реализации функций последнего, обусловленных его экстралингвистическими факторами. Напр., см.: обобщенно-отвлеченность, социальная оценочность, точность, образность и др. Тем самым по ним можно составить представление о том или ином функц. стиле и описать его. С. ч. представляют собою компонент (ступень) детерминативной вертикали: от экстралингвистической основы функц. стиля, прежде всего базовых экстралингвистических факторов, к обусловливаемым ими функциям соответствующих речевых разновидностей, которые, в свою очередь, реализуются языковыми и текстовыми средствами в С. ч.; последние структурируются в виде функц. семантико-стилистических категорий – ФССК – см.

В свое время идею о стилевых чертах в аспекте функц. стилистики плодотворно развивала Э.Г. Ризель, предложившая классификацию стилевых черт с учетом их полярности, несовместимости в одной речевой разновидности. М.П. Кульгав разграничивает понятия «стилевая черта», «стилистическое значение» и «языковое средство». Тесная, причинно обусловленная связь этих понятий образуется в процессе функционирования языка и создается в конкретной речевой системе. М.П. Кульгав считает целесообразным от понятия «стилевой черты» отличать понятие «лингвистического признака», имеющего чисто языковую природу, напр., номинальность, вербальность, безличность и т.п. Концепция С. ч. вскрывает, таким образом, действительно существующую ступенчатую обусловленность явлений, которую можно выразить так: экстралингвистическая стилеобразующая основа ==> целенаправленность конкретной коммуникации ==> стилевая черта ==> лингвистические признаки, что в результате дает речевую систему языковых средств функц. стиля, обладающих общими специальными стилистическими значениями, содержащими единую функционально-стилевую окраску.

Концепция С. ч. претерпела значительные изменения: от противопоставления их по полярности, напр., точность – расплывчатость, образность – безóбразность, эмоциональность – сухость и т.п., до их полевой организации по принципу соотношения ядерных и периферийных С. ч.

Поскольку экстралингвистическое основание функц. стиля представляет собою двустороннее единство (форма сознания и вид деятельности, а значит, цели и задачи общения), то определяемые им С. ч. стоит подразделить на обусловленные той и другой сторонами этого единства. Тем самым выделить С. ч. онтологической (условно) основы и собственно коммуникативной. К первым отойдут отвлеченно-обобщенность (в науч. речи), предписующе-долженствующий характер речи (в оф.-дел. стиле), социальная оценочность (в газетно-публиц.), худож.-образная конкретизация (в худож. стиле). С. ч. собственно коммуникативного назначения – это точность, логичность, выразительность, образность, стандартизированность выражения, категоричность/некатегоричность и др. При этом следует помнить, что каждый функц. стиль обычно обладает не какой-либо одной С. ч., а несколькими, представляя собою целый спектр взаимосвязанных С. ч.

Иногда С. ч. подразделяют на основные (первичные), обусловленные базовыми экстралингвистическими факторами, и вторичные, обусловленные факторами более низкого уровня, напр., условиями соответствующего вида деятельности и общения. Это не означает, что они стилистически малозначимы. Так, при ограниченном во времени процессе создания газеты и вместе с тем стремлении автора к новизне выражений и экспрессивности речи его находки – на первый взгляд удачные выражения – быстро тиражируются другими авторами, превращаясь в стандарт. Сам же конструктивный принцип газетной речи – сопряжение экспрессии и стандарта (В.Г. Костомаров) – является типичным для нее и стилистически значимым. То же можно сказать относительно офиц.-деловой сферы общения, в которой стандартизация в виде формы (готового текста) коммуникативно удобна и потому употребительна в официально-деловой речи и характерна для нее.

Многие из С. ч. вариативно представлены в разных функц. стилях. Так, можно сказать, что точность точности рознь применительно, напр., к оф.-дел., науч., публиц. и худож. функц. стилям. Если, по выражению Л.В. Щербы, для деловой сферы свойственна (необходима) точность, не допускающая инотолкования, так как здесь от неточности зависят судьбы людей (не случайно в этой сфере существует специальная отрасль знания по составлению и толкованию законов и подзаконных актов), то точность как одна из важных С. ч. науч. речи выступает не в столь строгой форме в силу того, что науч. текст всегда читается критически. В публицистике, в частности на газетной полосе, точность – признак профессионализма и высокого качества речи, однако он часто нарушается по ряду причин (из-за стремления избежать повторения слова – а синонимы, как известно, неадекватны по смыслу; из-за отражения в тексте разговорной речи, особенно в интервью, и т.д.). В худож. речи точность – это, очевидно, верность образу. Иногда указанная вариативность фиксируется в названии С. ч., напр.: подчеркнутая логичность применительно к науч. речи (т.е. сугубо строгая и акцентируемая языковыми средствами и строем речи), в отличие от большей или меньшей логичности речи других сфер общения, в которых (в художественной, публицистической) иногда даже допускаются алогизмы как средство образности или экспрессивности.

Следует оговорить тот факт, что многие из С. ч. по своим номинациям сходны с терминами культуры речи (как отрасли языкознания), напр.: точность, логичность, выразительность, образность. Это естественно, поскольку стилистика и культура речи – дисциплины очень близкие друг к другу. И хотя содержание терминов-понятий в той и другой отрасли науки близко, аспект их рассмотрения различный: в функц. стилистике – не только как нормативный признак хорошей речи вообще для обеспечения эффективности общения на лит. языке (что составляет предмет К. р.), но прежде всего как характерологическая черта того или иного функц. стиля, помогающая уяснить его стилевую природу, понять закономерности функционирования языковых средств в той или иной речевой разновидности с учетом ее экстралингвистических основ и функций.

Раскроем (конкретизируем) содержание некоторых стилевых черт.

Отвлеченно-обобщенность (абстрагизация) науч. речи – это обусловленный спецификой познания объекта субъектом, типом его мышления, типом содержания и др. факторами такой признак текста, его С. ч., который выражается в широкой (высокочастотной) представленности в науч. тексте обобщенно-отвлеченных по своей семантике разноуровневых языковых средств, функционально и стилистически взаимосвязанных между собой. Науч. текст в целом окрашен отвлеченно-обобщенностью: представленные в нем языковые и речевые средства по своей семантике являются отвлеченно-обобщенными и реализуют соответствующую познавательную функцию (см. Закономерности функционирования языковых единиц в функц. стилях). Поэтому в лексике здесь большой процент абстрактной (ср. термины) и выражающей общие понятия, при этом даже конкретная лексика выражает общее понятие (дуб, ствол, стебель вообще, а не какой-то конкретный, ср. дуб – порода теплолюбивая, тело есть пространственно-временной объект). В морфологической стороне языковых единиц активизируются формы и значения общего, абстрактного характера. В частности, при употреблении имен существительных категория числа выступает с ослабленным грамматическим значением, поскольку названия отвлеченных понятий несовместимы с идеей числа, счета. Ср.: Процесс отвердевания стекла происходит в интервале температур и сопровождается возрастанием вязкости… Поскольку в стеклах правильное геометрическое расположение координационных полиэдров нарушено, то связи между атомами неодинаковы. Это приводит к отсутствию постоянной температуры плавления стекла (Л.А. Резницкий). Ед. число существительных, обозначающих единичные считаемые предметы, в науч. речи обычно служит для выражения обобщенного понятия либо неделимой совокупности: Береза относится к породам светолюбивым (Г.Ф. Морозов). Значение ед. числа существительных может приобретать весьма обобщенный характер: Ухо производит анализ всякого звука (А.Г. Столетов). Подобное касается и глаголов, напр. здесь употребительна форма глаголов наст. вневременного, абстрактного – земля вращается вокруг солнца; карась водится в пруду; форма будущего в значении, синонимичном наст. вневременно́му: Подобные возвратные глаголы разделим на две группы. В первую войдут глаголы… Рассмотрим вопрос… При этом мы выйдем за пределы морфологических категорий и обратимся к тем функциям… Формы лица глаголов и личные местоимения также употребляются в обобщенном и абстрактном значениях: широко используется так называемое «авторское мы» (Мы придерживаемся той точки зрения, что…; Ниже мы приводим диаграмму), «мы совокупности» (если мы измельчим, то получим…; пользуясь этим, мы можем получить…). В последних случаях местоимение либо вообще может быть опущено, так как выражение синонимично безличному ‘можно получить’, либо под мы подразумевается всякий. Даже краткие прилагательные используются в научной речи в нехарактерном для них в других сферах речи значении, выражая не вре́менный, а постоянный признак: Сланец тут мягок, известковат, Удельный вес минералов низок, Кристаллы бесцветны, прозрачны, Соединения с водородными кислотами безводны, углерод углекислоты инертен.

Императивность, или предписующе-долженствующий характер, деловой речи реализуется широким использованием языковых единиц в функции предписания, долженствования с соответствующей семантикой, поскольку предназначение базового экстрафактора (права как формы сознания и деонтического, нормативного мышления) – регулирование общественных отношений. Для этой сферы речи типичны, напр., формы наст. времени глагола в значении долженствования: пароходство выплачивает пени в смысле ‘должно, обязано выплачивать’; широкое употребление слов обязан, должен, необходим и т.п.

О С. ч. газетной речи см. Социальная оценочность газетной речи, художественной – Художественно-образная речевая конкретизация.

С. ч. образность, а именно использование образных средств языка-речи, наличествует в разных функц. стилях, но представлена вариативно: в худ. речи – как компонент худ.-образной конкретизации, в газетно-публицистической – как средство экспрессивности и эмотивности речи, сопровождаемое оценкой с целью воздействия на адресата либо привлечения его к диалогу; в научной – в коммуникативно-познавательной функции (напр., метафоры выступают как средство терминообразования – алгоритм с оракулом, возмущенная орбита, химическое спокойствие, поле устойчивой жизни, сгущение жизни, фазовый мост, волновой фронт; сравнения, аналогии используются для пояснения сложных и новых понятий в ряде жанров, особенно в науч.-популярной литературе, для «оживления» стиля речи, наглядности и др.).

С. ч. собственно коммуникативного характера – экспрессивность и категоричность/некатегоричность. Экспрессивность науч. стиля речи – это его выразительность и ясность для адресата, ибо науч. текст – это узел, связывающий воедино познание и общение. Для облегчения восприятия содержания текста используются специальные, выработанные в науч. стиле в процессе его развития способы и средства выражения, способствующие активизации внимания адресата, привлечению его к сомышлению, диалогу (см. Категория акцентности функциональная семантико-стилистическая; Категория диалогичности функциональная семантико-стилистическая). Для публиц. стиля, имеющего целью эффективное воздействие авторской позиции на читателя, характерно широкое использование не только экспрессивных языковых средств и разнообразных стилистических приемов для передачи той или иной социальной оценочности, но и средств создания рекламности речи, даже и при реализации фактографической информации.

К С. ч., имеющим стилистико-нормативный характер, относится категоричность/некатегоричность изложения (графика номинации позволяет подчеркнуть градуальность этого свойства речи). Эта С. ч. присуща всем функц. стилям – оф.-деловому, научному, публицистическому, разговорному, но представлена в них по-разному. Текстовое варьирование средств со значением категоричности/некатегоричности изложения может быть объяснено с учетом экстралингвистической основы текста. Ей присуща вариативность не только в отношении состава средств ее выражения, но и функционально-текстовая – в отношении функционально-семантически целостных фрагментов текста, которые характеризуются смысловым единством и завершенностью в пределах текста, лексической и синтаксической связностью. В частности, оф.-дел. стилю свойственна императивность как выражение воли (в широком смысле), и поэтому предписующе-долженствующие значения самых различных языковых единиц придают речи окраску категоричности. В свою очередь, категоричность/некатегоричность науч. речи основывается как на познавательных, так и на коммуникативных принципах. Познавательные принципы соотносятся, с одной стороны, с убежденностью автора в верности и процесса, и результата своей деятельности (значит, в этом случае вполне правомерна категоричность высказывания), с другой – с относительностью знания, получаемого благодаря этой деятельности (значит, категоричность недопустима).

Если говорить о доминировании в тексте той или другой стороны этой С. ч., то для оф.-дел. стиля более свойственна, как сказано, категоричность, а для научного – некатегоричность. При этом использование той или другой стороны этой С. ч. на текстовом пространстве целого науч. произведения связано с особенностями содержания и композиции, отражением в тексте фаз познания и этапов развертывания гипотезы (см. Категория гипотетичности функциональная семантико-стилистическая). Ср.: некатегоричность вербализации предположения и – обычно – категоричность выводов. Коммуникативные принципы (максимы Грайса) предполагают толерантность, общечеловеческую ориентацию на «другого». Проявление категоричности/некатегоричности в том или ином стиле речи подчиняется нормам и правилам, общепринятым в определенной сфере коммуникации.

Лит.: Балли Ш. Французская стилистика. – М., 1961; Ризель Э.Г. Полярные стилевые черты и их языковое воплощение. – Ин. яз. в школе. – 1961. – №3; Кульгав М.П. Основные стилевые черты и синтаксические средства их реализации в современной немецкой научно-технической речи: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1964; Кожина М.Н. О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими. – Пермь, 1972; Ее же: Стилистика русского языка.– 2-е изд. – М., 1983; Троянская Е.С. К вопросу о технико-стилистических приемах в научной речи // Язык научной литературы. – М., 1975; Ее же: Научное произведение в оценке автора рецензии (к вопросу о специфике жанров научной литературы) // Научная литература. Язык, стиль, жанры. – М., 1985; Ее же: Лингвостилистическое исследование немецкой научной литературы. – М., 1987; Котюрова М.П. Категоричность… некатегоричность как свойство индивидуального стиля речи ученого // Текст: узоры ковра. Вып. 4. Ч. 2. Актуальные проблемы исследования разных типов текста / Под редакцией К.Э. Штайн. – СПб.; Ставрополь, 1999.

М.Н. Кожина, М.П. Котюрова

Поделитесь на страничке

СТИЛЕВЫЕ ЧЕРТЫ — что такое в Стилистическом энциклопедическом словаре р

– признаки текста, выражающие специфику и стилевое своеобразие соответствующего функц. стиля благодаря реализации функций последнего, обусловленных его экстралингвистическими факторами. Напр., см.: обобщенно-отвлеченность, социальная оценочность, точность, образность и др. Тем самым по ним можно составить представление о том или ином функц. стиле и описать его. С. ч. представляют собою компонент (ступень) детерминативной вертикали: от экстралингвистической основы функц. стиля, прежде всего базовых экстралингвистических факторов, к обусловливаемым ими функциям соответствующих речевых разновидностей, которые, в свою очередь, реализуются языковыми и текстовыми средствами в С. ч.; последние структурируются в виде функц. семантико-стилистических категорий – ФССК – см.

В свое время идею о стилевых чертах в аспекте функц. стилистики плодотворно развивала Э.Г. Ризель, предложившая классификацию стилевых черт с учетом их полярности, несовместимости в одной речевой разновидности. М.П. Кульгав разграничивает понятия «стилевая черта», «стилистическое значение» и «языковое средство». Тесная, причинно обусловленная связь этих понятий образуется в процессе функционирования языка и создается в конкретной речевой системе. М.П. Кульгав считает целесообразным от понятия «стилевой черты» отличать понятие «лингвистического признака», имеющего чисто языковую природу, напр., номинальность, вербальность, безличность и т.п. Концепция С. ч. вскрывает, таким образом, действительно существующую ступенчатую обусловленность явлений, которую можно выразить так: экстралингвистическая стилеобразующая основа ==> целенаправленность конкретной коммуникации ==> стилевая черта ==> лингвистические признаки, что в результате дает речевую систему языковых средств функц. стиля, обладающих общими специальными стилистическими значениями, содержащими единую функционально-стилевую окраску.

Концепция С.ч. претерпела значительные изменения: от противопоставления их по полярности, напр., точность – расплывчатость, образность – безóбразность, эмоциональность – сухость и т.п., до их полевой организации по принципу соотношения ядерных и периферийных С. ч.

Поскольку экстралингвистическое основание функц. стиля представляет собою двустороннее единство (форма сознания и вид деятельности, а значит, цели и задачи общения), то определяемые им С. ч. стоит подразделить на обусловленные той и другой сторонами этого единства. Тем самым выделить С. ч. онтологической (условно) основы и собственно коммуникативной. К первым отойдут отвлеченно-обобщенность (в науч. речи), предписующе-долженствующий характер речи (в оф.-дел. стиле), социальная оценочность (в газетно-публиц.), худож.-образная конкретизация (в худож. стиле). С. ч. собственно коммуникативного назначения – это точность, логичность, выразительность, образность, стандартизированность выражения, категоричность/некатегоричность и др. При этом следует помнить, что каждый функц. стиль обычно обладает не какой-либо одной С. ч., а несколькими, представляя собою целый спектр взаимосвязанных С. ч.

Иногда С. ч. подразделяют на основные (первичные), обусловленные базовыми экстралингвистическими факторами, и вторичные, обусловленные факторами более низкого уровня, напр., условиями соответствующего вида деятельности и общения. Это не означает, что они стилистически малозначимы. Так, при ограниченном во времени процессе создания газеты и вместе с тем стремлении автора к новизне выражений и экспрессивности речи его находки – на первый взгляд удачные выражения – быстро тиражируются другими авторами, превращаясь в стандарт. Сам же конструктивный принцип газетной речи – сопряжение экспрессии и стандарта (В.Г. Костомаров) – является типичным для нее и стилистически значимым. То же можно сказать относительно офиц.-деловой сферы общения, в которой стандартизация в виде формы (готового текста) коммуникативно удобна и потому употребительна в официально-деловой речи и характерна для нее.

Многие из С. ч. вариативно представлены в разных функц. стилях. Так, можно сказать, что точность точности рознь применительно, напр., к оф.-дел., науч., публиц. и худож. функц. стилям. Если, по выражению Л.В. Щербы, для деловой сферы свойственна (необходима) точность, не допускающая инотолкования, так как здесь от неточности зависят судьбы людей (не случайно в этой сфере существует специальная отрасль знания по составлению и толкованию законов и подзаконных актов), то точность как одна из важных С. ч. науч. речи выступает не в столь строгой форме в силу того, что науч. текст всегда читается критически. В публицистике, в частности на газетной полосе, точность – признак профессионализма и высокого качества речи, однако он часто нарушается по ряду причин (из-за стремления избежать повторения слова – а синонимы, как известно, неадекватны по смыслу; из-за отражения в тексте разговорной речи, особенно в интервью, и т.д.). В худож. речи точность – это, очевидно, верность образу. Иногда указанная вариативность фиксируется в названии С. ч., напр.: подчеркнутая логичность применительно к науч. речи (т.е. сугубо строгая и акцентируемая языковыми средствами и строем речи), в отличие от большей или меньшей логичности речи других сфер общения, в которых (в художественной, публицистической) иногда даже допускаются алогизмы как средство образности или экспрессивности.

Следует оговорить тот факт, что многие из С. ч. по своим номинациям сходны с терминами культуры речи (как отрасли языкознания), напр.: точность, логичность, выразительность, образность. Это естественно, поскольку стилистика и культура речи – дисциплины очень близкие друг к другу. И хотя содержание терминов-понятий в той и другой отрасли науки близко, аспект их рассмотрения различный: в функц. стилистике – не только как нормативный признак хорошей речи вообще для обеспечения эффективности общения на лит. языке (что составляет предмет К. р.), но прежде всего как характерологическая черта того или иного функц. стиля, помогающая уяснить его стилевую природу, понять закономерности функционирования языковых средств в той или иной речевой разновидности с учетом ее экстралингвистических основ и функций.

Раскроем (конкретизируем) содержание некоторых стилевых черт.

Отвлеченно-обобщенность (абстрагизация) науч. речи – это обусловленный спецификой познания объекта субъектом, типом его мышления, типом содержания и др. факторами такой признак текста, его С. ч., который выражается в широкой (высокочастотной) представленности в науч. тексте обобщенно-отвлеченных по своей семантике разноуровневых языковых средств, функционально и стилистически взаимосвязанных между собой. Науч. текст в целом окрашен отвлеченно-обобщенностью: представленные в нем языковые и речевые средства по своей семантике являются отвлеченно-обобщенными и реализуют соответствующую познавательную функцию (см. Закономерности функционирования языковых единиц в функц. стилях). Поэтому в лексике здесь большой процент абстрактной (ср. термины) и выражающей общие понятия, при этом даже конкретная лексика выражает общее понятие (дуб, ствол, стебель вообще, а не какой-то конкретный, ср. дуб – порода теплолюбивая, тело есть пространственно-временной объект). В морфологической стороне языковых единиц активизируются формы и значения общего, абстрактного характера. В частности, при употреблении имен существительных категория числа выступает с ослабленным грамматическим значением, поскольку названия отвлеченных понятий несовместимы с идеей числа, счета. Ср.: Процесс отвердевания стекла происходит в интервале температур и сопровождается возрастанием вязкости… Поскольку в стеклах правильное геометрическое расположение координационных полиэдров нарушено, то связи между атомами неодинаковы. Это приводит к отсутствию постоянной температуры плавления стекла (Л.А. Резницкий). Ед. число существительных, обозначающих единичные считаемые предметы, в науч. речи обычно служит для выражения обобщенного понятия либо неделимой совокупности: Береза относится к породам светолюбивым (Г.Ф. Морозов). Значение ед. числа существительных может приобретать весьма обобщенный характер: Ухо производит анализ всякого звука (А.Г. Столетов). Подобное касается и глаголов, напр. здесь употребительна форма глаголов наст. вневременного, абстрактного – земля вращается вокруг солнца; карась водится в пруду; форма будущего в значении, синонимичном наст. вневременно́му: Подобные возвратные глаголы разделим на две группы. В первую войдут глаголы… Рассмотрим вопрос… При этом мы выйдем за пределы морфологических категорий и обратимся к тем функциям… Формы лица глаголов и личные местоимения также употребляются в обобщенном и абстрактном значениях: широко используется так называемое «авторское мы» (Мы придерживаемся той точки зрения, что…; Ниже мы приводим диаграмму), «мы совокупности» (если мы измельчим, то получим…; пользуясь этим, мы можем получить…). В последних случаях местоимение либо вообще может быть опущено, так как выражение синонимично безличному ‘можно получить’, либо под мы подразумевается всякий. Даже краткие прилагательные используются в научной речи в нехарактерном для них в других сферах речи значении, выражая не вре́менный, а постоянный признак: Сланец тут мягок, известковат, Удельный вес минералов низок, Кристаллы бесцветны, прозрачны, Соединения с водородными кислотами безводны, углерод углекислоты инертен.

Императивность, или предписующе-долженствующий характер, деловой речи реализуется широким использованием языковых единиц в функции предписания, долженствования с соответствующей семантикой, поскольку предназначение базового экстрафактора (права как формы сознания и деонтического, нормативного мышления) – регулирование общественных отношений. Для этой сферы речи типичны, напр., формы наст. времени глагола в значении долженствования: пароходство выплачивает пени в смысле ‘должно, обязано выплачивать’; широкое употребление слов обязан, должен, необходим и т.п.

О С. ч. газетной речи см. Социальная оценочность газетной речи, художественной – Художественно-образная речевая конкретизация.

С. ч. образность, а именно использование образных средств языка-речи, наличествует в разных функц. стилях, но представлена вариативно: в худ. речи – как компонент худ.-образной конкретизации, в газетно-публицистической – как средство экспрессивности и эмотивности речи, сопровождаемое оценкой с целью воздействия на адресата либо привлечения его к диалогу; в научной – в коммуникативно-познавательной функции (напр., метафоры выступают как средство терминообразования – алгоритм с оракулом, возмущенная орбита, химическое спокойствие, поле устойчивой жизни, сгущение жизни, фазовый мост, волновой фронт; сравнения, аналогии используются для пояснения сложных и новых понятий в ряде жанров, особенно в науч.-популярной литературе, для «оживления» стиля речи, наглядности и др.).

С. ч. собственно коммуникативного характера – экспрессивность и категоричность/некатегоричность. Экспрессивность науч. стиля речи – это его выразительность и ясность для адресата, ибо науч. текст – это узел, связывающий воедино познание и общение. Для облегчения восприятия содержания текста используются специальные, выработанные в науч. стиле в процессе его развития способы и средства выражения, способствующие активизации внимания адресата, привлечению его к сомышлению, диалогу (см. Категория акцентности функциональная семантико-стилистическая; Категория диалогичности функциональная семантико-стилистическая). Для публиц. стиля, имеющего целью эффективное воздействие авторской позиции на читателя, характерно широкое использование не только экспрессивных языковых средств и разнообразных стилистических приемов для передачи той или иной социальной оценочности, но и средств создания рекламности речи, даже и при реализации фактографической информации.

К С. ч., имеющим стилистико-нормативный характер, относится категоричность/некатегоричность изложения (графика номинации позволяет подчеркнуть градуальность этого свойства речи). Эта С. ч. присуща всем функц. стилям – оф.-деловому, научному, публицистическому, разговорному, но представлена в них по-разному. Текстовое варьирование средств со значением категоричности/некатегоричности изложения может быть объяснено с учетом экстралингвистической основы текста. Ей присуща вариативность не только в отношении состава средств ее выражения, но и функционально-текстовая – в отношении функционально-семантически целостных фрагментов текста, которые характеризуются смысловым единством и завершенностью в пределах текста, лексической и синтаксической связностью. В частности, оф.-дел. стилю свойственна императивность как выражение воли (в широком смысле), и поэтому предписующе-долженствующие значения самых различных языковых единиц придают речи окраску категоричности. В свою очередь, категоричность/некатегоричность науч. речи основывается как на познавательных, так и на коммуникативных принципах. Познавательные принципы соотносятся, с одной стороны, с убежденностью автора в верности и процесса, и результата своей деятельности (значит, в этом случае вполне правомерна категоричность высказывания), с другой – с относительностью знания, получаемого благодаря этой деятельности (значит, категоричность недопустима).

Если говорить о доминировании в тексте той или другой стороны этой С. ч., то для оф.-дел. стиля более свойственна, как сказано, категоричность, а для научного – некатегоричность. При этом использование той или другой стороны этой С. ч. на текстовом пространстве целого науч. произведения связано с особенностями содержания и композиции, отражением в тексте фаз познания и этапов развертывания гипотезы (см. Категория гипотетичности функциональная семантико-стилистическая). Ср.: некатегоричность вербализации предположения и – обычно – категоричность выводов. Коммуникативные принципы (максимы Грайса) предполагают толерантность, общечеловеческую ориентацию на «другого». Проявление категоричности/некатегоричности в том или ином стиле речи подчиняется нормам и правилам, общепринятым в определенной сфере коммуникации.

Лит.: Балли Ш. Французская стилистика. – М., 1961; Ризель Э.Г. Полярные стилевые черты и их языковое воплощение. – Ин. яз. в школе. – 1961. – №3; Кульгав М.П. Основные стилевые черты и синтаксические средства их реализации в современной немецкой научно-технической речи: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1964; Кожина М.Н. О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими. – Пермь, 1972; Ее же: Стилистика русского языка.– 2-е изд. – М., 1983; Троянская Е.С. К вопросу о технико-стилистических приемах в научной речи // Язык научной литературы. – М., 1975; Ее же: Научное произведение в оценке автора рецензии (к вопросу о специфике жанров научной литературы) // Научная литература. Язык, стиль, жанры. – М., 1985; Ее же: Лингвостилистическое исследование немецкой научной литературы. – М., 1987; Котюрова М.П. Категоричность… некатегоричность как свойство индивидуального стиля речи ученого // Текст: узоры ковра. Вып. 4. Ч. 2. Актуальные проблемы исследования разных типов текста / Под редакцией К.Э. Штайн. – СПб.; Ставрополь, 1999.

М.Н. Кожина, М.П. Котюрова



1.4. Стилеобразующие черты научного стиля и языковые средства их воплощения

Стилеобразующими чертами называются такие свойства того или иного функционального стиля, которые отражают его своеобразие (отличают от других функциональных стилей) и определяют композиционно-языковую специфику текста. Применительно к научному тексту стилеобразующими чертами можно считать обобщённость, точность, логичность и аргументированность, нейтральную тональность и соответствие стандарту.

Обобщённость свойственна научному стилю, так как предметом речи в нём являются не отдельные явления, а понятия. Кроме того, в научном тексте нередко обобщаются результаты научных исследований, а во вторичных жанрах (например, в обзорном реферате) обобщаются данные, полученные из других текстов. Обобщённость воплощается с помощью следующих языковых средств:

►Абстрактная лексика, в т. ч. отглагольные существительные: появление, упорядочение, запрос, унификация, задание, выпуск, шероховатость и т. д.

►Составные наименования типа населённый пункт, технические средства защиты, средство передвижения, продовольственные товары и т. д.

► Формы ед. числа существительного в обобщённом значении: волк относится к хищным млекопитающимся.

►Формы глагола настоящего времени с абстрактным (обобщённым) значением: Сборка статера производится в порядке, обратном разборке.

►Паралингвистические (невербальные) средства: формулы, схемы, графики и др.

Для научной речи характерна точность, поскольку в нём верно должна быть отражена сущность предметов и явлений, раскрыты не только их отличительные признаки, но и связи, отношения, существующие между ними. На достижение точности такого рода и «работают» разнообразные языковые средства:

► Термины, употреблённые в соответствии с их дефинитивным значением.

► Лексические повторы при ограниченной замене слов/выражений синонимичными.

► Предложения с полной структурой (полные).

► Вставные конструкции, обозначающиеся на письме скобками: Арифметические и логические операции выполняются с восьмиразрядными числами, а также числами двойной длины (16 разрядов).

► Отымённые предлоги типа вследствие, по мере, в сфере, на предмет, в целях и т. д.

► «Расщеплённые» сказуемые, синонимичные глаголам: оказывает влияние = влияет; происходит возгорание = загорается и т. д.

► Цитирование чужого текста: По мнению Н.И. Колесниковой, «аннотация в силу своей предельной краткости не допускает цитирования».

► Ссылки на работы других исследователей: В сжатом виде основные положения алгебры логики изложены в [3] и [4].

Логичность как коммуникативное качество речи именно в научной речи проявляется в полной мере. Дело в том, что важными составляющими логичности являются обоснованность (или аргументированность) и доказательность. Действительно, в любой работе академического подстиля важное место занимает обоснование актуальности темы исследования, новизны подхода к предмету изучения, а также формулирование доказательств, выводов и практической значимости полученных результатов. Наряду со словесными способами аргументации в научном тексте используются и несловесные (невербальные): формулы, уравнения, графики, чертежи, схемы, диаграммы, фотографии, рисунки и т. д.

Главными языковыми способами выражения логичности являются:

► Разнообразные средства, выражающие каузацию (казуальную обусловленность). Каузальная обусловленность  это связь двух ситуаций, одна из которых служит достаточным основанием, причиной, условием, целью для реализации другой, показателем чего могут служить смысловые вопросы типа Почему? Из-за кого? Из-за чего? Благодаря чему? По какому поводу? По какой причине? На каком основании? С какой целью? При каком условии? Вследствие чего? В результате чего? и др. К ним относятся:

▪ каузативные глаголы и фразеологизмы, например: способствует, ограничивает, обуславливает, аннулирует, вводит в заблуждение, пускает в строй;

▪ существительные с каузативной семантикой, например: основание, предопределённость, причина;

▪ каузативные предлоги, например: в связи с, вследствие, для, в соответствии с, в зависимости от;

▪ каузативные союзы, например: если, так как, поскольку, так что, чтобы.

Более полно т. н. языковые каузативные средства представлены в §2.2.

► Рубрикация – последовательное выделение в тексте рубрик: раздела, глав, параграфов, пунктов, подпунктов. Одной из разновидностей рубрикации является абзацное членение, осуществляемое в научном тексте по логическим схемам «утверждение → доказательство», «причина → следствие».

► Метатекстовые средства, передающие логику развития мысли: С одной стороны…Из этого следует… В то же время…К тому же…Теперь обратимся к… Причём… и др.

► Использование индуктивных, дедуктивных и других логических способов изложения информации.

Особо следует остановиться на такой общей стилеобразующей черте, как нейтральная тональность. Это качество противоположно (антонимично) таким свойствам речи, как субъективность, выразительность. А применительно к тексту субъективностью называют проявление в нём автора: его оценок, эмоций, особенностей индивидуального стиля.

Конечно, у любого научного произведения есть автор. Более того, даже частичное воспроизведение чужого научного текста возможно лишь в форме цитирования, а буквальное его копирование расценивается как плагиат. Можно сказать, что научный стиль не подавляет индивидуальность автора, однако она в научном тексте не проявляется в полной мере. Степень её выраженности и языковые средства воплощения регламентируются определёнными правилами.

С помощью каких средств создаётся эта нейтральную тональность? Это:

► Отсутствие разговорной лексики и фразеологии (точнее говоря, запрет на их употребление в большинстве жанров научного стиля)

► Отсутствие, как правило, языковых средств создания выразительности (исключение составляют научно-популярные тексты).

► Ограниченное употребление слов с оценочной семантикой типа убедительный, всесторонний, негативный, недостаточно, в значительной степени и др.

► Ограниченное употребление личных местоимений 1-го лица для обозначения автора. Местоимение мы употребляется: а) в качестве т. н. авторского мы, используемого вместо обычного я, например: методика, которую мы предлагаем; б) для выражения совместности действия (где мы = автор + читатель), например: мы видим, что эта задача имеет два решения. Местоимение я употреблять не рекомендуется.

►Устранение субъекта из предложения с помощью выражений типа второй способ представляется более оптимальным; можно предположить, что…; следует пересмотреть параметры модели.

► Использование пассивных (страдательных) конструкций типа Выдвинутая автором гипотеза впоследствии была доказана опытным путём; Для организации прерывания текущей программы, выполняемой микропроцессором, используются специальные команды.

► Использование выражений, передающих степень уверенности или неуверенности автора в высказываемой мысли, например: по-видимому, это перспективный путь развития; вряд ли можно согласиться с выводами оппонента; вполне вероятно, что следующие испытания подтвердят наши сомнения.

► Именной характер текста (преобладание именных частей над глаголами). Например, в предложении Изменение сопротивления цепи ротора или напряжения при одновременном введении в ротор резисторов обеспечивает регулирование момента двигателя, и механические характеристики оказываются мягкими из 17 знаменательных слов только 2 являются глаголами.

Безусловно, автор научного текста (особенно в рамках академического подстиля) в гораздо меньшей степени обязан следовать стандарту, чем составитель делового текста. Прежде всего он ориентируется на научную традицию, которая требует придерживаться определённой композиционно-смысловой модели научного сочинения. Более того, такие жанры, как научная статья, научный доклад, монография, учебник, учебная лекция, предоставляют пишущему (говорящему) известную свободу, позволяя даже в определённой мере проявить индивидуально-авторскую манеру.

Однако в рамках научного стиля действует терминологический Госстандарт, содержащий термины по той или иной отрасли знания (в первую очередь – научно-технического подстиля), их дефиниции, а также их эквиваленты на других языках. На оформление конструкторской документации распространяются к тому же требования Единой системы конструкторской документации (ЕСКД), которые обязательно учитываются, например, при курсовом и дипломном проектировании.

Таким образом, можно сделать вывод, что стандартизация и унификация композиционно-речевого оформления характерна для тех научных жанров, которые предусматривают в дальнейшем получение автором научного текста определённого документа: диплома, свидетельства об изобретении и т. д.

Следование стандарту достигается с помощью следующих средств:

► Использование графических сокращений, предусмотренных ГОСТом.

►Употребление терминов в полном соответствии с их дефинитивным значением.

► Употребление научных клише (речевых стереотипов) типа практическая значимость, имеет преимущества, что и требовалось доказать.

► Составление библиографического описания и библиографического списка в соответствии с установленными правилами (подробнее об этом см. § 3.5).

13.Научный стиль, его стилевые и языковые черты. Основные

Особен-ти науч. стиля: науч. тексты подчин-ся след. требованиям: логич-ть, точное обозн-е к.-либо пон-й и реалий.

Стилевые черты научного стиля:

отвлеченно обобщенный харак-р:

обычно, обыкновенно, регулярно, в боьшинстве случаев

глаголы с обобщ. значением: существует, используется

абстрактные слова: значение, внимание, определение.

употр-ся мест. 3 лица или мест. «мы-совокупности» (мы можем заключить, нам представляется)

связанность и логич-ть изложения

логич-ть созд-ся всей композ-й и разв. планом

связ-ть достиг-ся с помощью различ-х языковых средств

вводные слова (итак, следовательно)

конструкции и обороты связи)

объективность

прямой порядок слов

безличные предложения (необходимо отметить, следует сказать, сожно сделать вывод и т.д.)

ссылки на авторство

именной характер

широкое использование абстрак-х имен сущ-х

использов-е отыменных предлогов и союзов

специфика синтаксиса науч. сферы: преоблад. слож. предлож-я, шир. употреб-ся прич. и дееприч. обороты, страдат. конструкции.

Х-ны синтакс особенности:1) преобл сложных предл над простыми 2)шир употр прич и деепр оборотов 3)пассивные конструкции

Закономерености употр-я языковых ср-в в науч стиле определяет факторы – объективность и точност. Объективность подразум, что инфо не зависит от прихоти конкр лица, не субъективна. В тексте она проявл и в присутс-и некот обязат компонентов содержания, и в форме-в манере повествования. Одним из основн способов создания эффекта объективности содержания явл ссылка на науч традицию – указание на обращение к данному объекту иссл=я, прблеме и т п др ученых. В монографиях, диссерт она может принимать вид обширн, скрупулезного обзора, заним 1 или неск параграфов или глва, а в небол работах часто огранич списком фамилий ученых, заним=ся данной проблемой. Игнорир пр-па преемст-ти вызывает у читателя негативн впечатл (небрежность, плагиат). Объективность формы науч ст предпол отказ от язык ср-в кот связаны с передачей эмо: не исп-ся междом и частицы, перед эмо и чувства, эмо окраш лексика и экспресс модели предл (Что за прелесть эти сказки!), предпочт отдается нейтрал порядку слов, не хар-на воскл интонация, ограниченно исп-ся вопрорсит-я

Основ. письм. жанры науч. стиля:тезисы: крат. изложение; статья: науч. опис-е явления; монография: шир. исследов-е явления;реферат\аннотация: информ-я о науч. произвед-х; рецензия и отзыв: оценка работы; жанры, являющиеся документами: авторефераты диссертаций и дипломные работы.

14.Сюжет и композиция научного произведения. Метатекст как

Сюжет и композиция научного текста

У научного произв есть свой сюжет. Этот сюжет необычен:автор приобщает читателя к процессу поиска истины. Читатель д пройти вслед за ним путь сделав логич ходы, прийти к желаемому выводу, результату. Автор моделирует ситуацию, представляя процесс поиска истины в наиболее оптимал варианте. Композиция науч текста отражает посл-ть фаз науч исслед-я:1) введение: предмет исследов-я, историография вопроса, актуальность, науч. новизна, цель, задачи (по пунктам), источники исследов-я, метод исследов-я.

2) поиск способов решения проблемы, перебор возмож вар-тов и выдвиж-е гипотезы, док-во идеи –основн часть 3) заключение: основ. выводы исходя из поставленных задач, перспективы дальнейшего исследования.

4) список литературы и источников.

Способ изложения,т о, явл способом док-ва.

Метатекстовые конструкции

2 пласта информации: 1) фактич. информ-я (информ-я об объекте исследов-я), 2) инфор-я о том, как автор работы орган-т эту инфор-ю, как выстр-т логич. цепочку своих доказ-в (метатекст)

Метатек. констр-ии есть в текстах по любой спец-ти: они позвол-т осущ-ть логич. послед-ть в излож-ии материала. В числе: глаголы, с пом-ю кот-х автор показ-т ход своих мыслей (дадим определение…, рассмотрим следующее явление..), средство организ-ии связного текста (различ. словосоч-я, предл., нар-я).

Author: admin

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о