Что такое валуями кидались – Валуй Russula foetens — Сыроежковые (руссуловые) — Условно-съедобные грибы — Удивительный мир грибов

Читать книгу Чистый Дор (Рассказы) »Коваль Юрий »Библиотека книг

Очень тихо, незаметно за первой трубой вступила вторая. Её голос был ниже. Он помогал, подпевал первой.

«Что это за трубы? — думал я. — Не лось это и не журавель».

Солнце припекало, и я дремал, а потом и вовсе заснул и во сне уже сообразил, что звуки эти доносятся из земли, из бугра. А бугор похож на огромный кривой барабан. Он ухает и глухо гудит, а совсем-совсем глубоко в земле слышатся переливы, будто кто-то струны перебирает.

Мне снилось, что сосны — это и есть медные музыкальные трубы, только корявые, обросшие ветками. Они трубят, медленно раскачиваясь надо мною.

Когда я проснулся, солнце опускалось. Ни звуков трубы, ни струнных переборов не было теперь слышно. Только на нижних ветках сосны бил зяблик.

Я приложил ухо к сосновому стволу: слышался шум, далёкий, как в морской раковине.

Спустившись с бугра, я пошёл к дому, а сам всё думал, что же это за звуки доносились из земли. Может быть, в бугре был подземный ручей — играл, захлёбывался весенней водой?

В тот день я добрался к дому под вечер, сразу пошёл в баню и, конечно, думать забыл о звуках, которые доносились из бугра.

Я бы и не вспомнил о них, если б не услышал вот какую историю.

Во время войны здесь, неподалёку от Чистого Дора, был бой.

Наши солдаты шли через лес и через болота, а немцы обстреливали их из миномётов. Вместе со всеми шёл солдатский духовой оркестр.

Перед боем музыканты спрятали свои инструменты. На каком-то бугре среди леса они закопали в землю трубы и валторны, флейты, барабаны и медные тарелки. Чтоб не достались врагу.

Оркестр не достался врагу, но многие солдаты погибли в бою, а те, что остались живы, не смогли потом разыскать в лесу этот бугор.

А я-то теперь думаю, что как раз спал на том самом месте.

ОКОЛО ВОЙНЫ

До Чистого Дора немец не дошёл.

Но был он близко.

За лесом слышался рёв орудий и такой скрежет, будто танкетки грызлись между собой. В серых облаках, висящих над деревней, иногда вдруг вспыхивали ослепительные искры, а между вспышками сновали маленькие крестообразные самолёты.

Все дома Чистого Дора стояли тогда пустые. Мужчины были на фронте, женщины эвакуировались.

Только в одном доме жили люди: тётка Ксеня с двумя детьми и Пантелевна. Они собрались жить вместе, чтобы не было так страшно.

Ночами, когда дети спали, женщины глядели в окно на снежное поле и лес. Им казалось — немец подкрадывается, таясь за деревьями.

Как-то ночью в дверь им вдруг стукнул кто-то и крикнул:

— Открывай, что ли!

Женщины не стали открывать.

— Открывай! — снова крикнул человек с крыльца. — Я ведь замёрз.

Тётка Ксеня подошла к двери и спросила:

— Кто?

Это был Мохов-безрукий из соседней деревни, из Олюшина. Его не взяли на фронт.

— Что ж вы свечку не зажгёте? — сказал Мохов, входя в избу. — Темень у вас.

— Нету свечки, — сказала Пантелевна, — садись вот на сундук.

— Мохов, — сказала тётка Ксеня, — ты к нам жить перебирайся, страшно без мужика.

— Куда я из дому? У меня там тоже бабы с детьми. Вы к нам перебирайтесь.

— Нет, — сказала Ксеня, — тут наш дом.

Мохов достал из кармана горсть чернослива.

— Красноармейцы дали, — сказал он.

Тётка Ксеня повынимала из слив косточки и сунула спящим ребятам каждому в рот по сливине. Они дальше спали и сосали чернослив.

— Вот что, — сказал Мохов, — сидеть мне с вами некогда, надо идти, а завтра утром приходите ко мне. Я вам насыплю картошки. У меня ещё осталась.

Мохов ушёл, а женщины снова глядели в окно до самого свету.

Утром они подняли детей и пошли в Олюшино.

За лесом сегодня не скрежетало и не было слышно взрывов.

— Бой кончился, — сказала тётка Ксеня, — только не знаю, на чьей стороне победа. Ладно бы на нашей.

— А вдруг на его? — сказала Пантелевна.

— Он бы тогда сюда пришёл.

— Может быть, подкрадывается, — сказала Пантелевна.

Они поглядели за деревья, но никого не было видно — только снег лежал.

Просветлело.

Сизые перья протянулись по небу, и за лесом зажглась солнечная полоса.

И тут женщины увидели вдруг какой-то предмет. Он плыл над лесом медленно-медленно. Ветки заслоняли его, и нельзя было разобрать, что это.

— Бежим! — сказала Пантелевна.

Ей стало страшно: что это летит по небу?

Тёмный предмет выплывал из-за деревьев. Восходящее солнце вдруг осветило его, и они увидели, что это по небу летит человек. Только очень большой.

— Мужик! — крикнула Пантелевна.

А тётка Ксеня заплакала и села в снег. Она не могла понять, как летит человек, и плакала, и крепко держала детей.

Огромный человек плыл над лесом.

Огромный, больше деревьев, стоящих под ним.

Он плыл-летел, лёжа на боку и поджав ноги.

Он был в солдатской шапке и в шинели. Полы шинели развевались, и слышно было, как они трещат от ветра, дующего наверху.

Пантелевна побежала по снегу, чтобы спрятаться от этого страшного летящего мужика, а он молча плыл над лесом, над Чистым Дором.

Бежать было некуда, и Пантелевна остановилась.

Она глядела, как висит над ней огромный солдат, поджавший ноги к животу, и не могла понять, мёртвый он или живой. И почему он такой большой? И зачем по небу летит?

В шинели его были видны большие дыры. И ещё была видна красная звезда, только не на шапке, а на плече.

— Не бойся! — крикнула Пантелевна, увидев звезду. — Это наш!

Но тётка Ксеня боялась поднять голову и поглядела наверх, только когда огромный солдат отплыл в сторону.

— Его, наверно, ранили, — сказала Пантелевна.

Она теперь думала, что у нас есть такие большие солдаты, которые умеют летать.

Он отплывал в сторону, по-прежнему поджав колени и подложив под голову ладонь.

Лицо его было совсем серым.

Солнце поднялось выше, и сильнее задул ветер, подхватил солдата, понёс его дальше.

Нет, он, видимо, был убит, этот огромный солдат, и уже не сопротивлялся ветру. Скоро он ушёл за лес на другой стороне Чистого Дора.

А женщины всё никак не могли понять, откуда взялся этот большой человек, зачем он летал по небу и как его убили. Они пошли дальше по дороге в Олюшино и ждали, что по небу поплывут новые огромные люди. Но небо было пусто.

А огромный солдат летел дальше, по-прежнему поджав ноги к животу. Потом он стал медленно опускаться и наконец лёг на верхушки ёлок.

Он сделался меньше и постепенно сползал с ёлок на землю.

Какие-то запутанные верёвки протянулись от него по ёлочным верхушкам, куски толстой материи нависли на ветках, ссыпали с них снег.

Это был аэростат воздушного заграждения. Немецкий самолёт налетел на него, переломил себе крыло и разбился об землю. От удара самолёта аэростат тоже получил пробоину, опустился к земле, выпустив через дырку часть газа.

Он перекрутился весь и превратился в солдата, в огромного человека, и утреннее солнце призрачно осветило его. Ни тётка Ксеня, ни Пантелевна не знали этого. Они сидели у Мохова в избе, варили картошку и рассказывали, какие у нас есть огромные летающие солдаты.

— Как жалко-то его! — сказала Ксеня. — Такой был большой, а не уберёгся. Снаряд, наверно, в него попал.

— Ему бы затаиться, — сказала Пантелевна, — а он эвон куда — по небу поплыл.

БЕРЁЗОВЫЙ ПИРОЖОК

Братья Моховы с Нюркой пошли в лес по ягоды, а я так пошёл, сам по себе.

И хоть шёл я сам по себе, а они по ягоды — всё равно мы всё время оказывались рядом. Я иду, а сбоку то Нюрка выглянет, то какой-нибудь брат Мохов.

Заверну в сторону, чтоб побыть в тишине, а уж из кустов другой брат Мохов вылезает. Эти братья особенно надоедали — бидонами дрались, валуями кидались или вдруг начинали кричать:

— Надо свинку подколоть! Надо свинку подколоть!

Нюрка была потише, но, как дело до свинки доходило, тоже кричала изо всех сил:

— Надо свинку подколоть! Надо свинку подколоть!

— Эй! — крикнул я. — Кого вы там подкалываете?

— Свинку! — хором отозвались братья Моховы.

— Какую ещё свинку? Тащите её сюда!

Братья Моховы и Нюрка выскочили из кустов с бидонами в руках, никакой свинки видно не было.

— А свинка где? — строго спросил я.

— Вот, — сказала Нюрка и протянула мне травинку, на которую нанизаны были земляничины.

— Земляника, — сказал я.

— Земляника, — согласилась Нюрка. — Но только — свинка.

Я пригляделся и увидел, что ягоды, нанизанные на стебель, были особенно крупные, особенно спелые, чёрные от густой красноты. Снял ягоду со стебля, положил в рот и понял, что и вкус у неё особенный. У простой земляники солнечный вкус, а тут — лесной, болотный, сумрачный.

Долго, видно, зрела эта ягода, набиралась солнца и сока, сделалась лучшей из земляничин.

Я нашёл подходящую травинку, выдернул из неё стебель и вместе с ребятами стал собирать ягоды и покрикивать:

— Надо свинку подколоть! Надо свинку подколоть!

Скоро травинка моя стала тяжёлой от нанизанных на неё земляничин. Приятно было нести её, помахивать ею, разглядывать.

К обеду бидоны у ребят были полны, и я подколол свинки травинок пять. Присели отдохнуть. Тут бы и перекусить, а никто из нас не взял в лес ни сухаря, ни лепёшки.

— Надо свинку рубануть! — кричали братья Моховы.

— Что собрали — домой понесём, — сказала Нюрка. — Погодите, я сейчас пирожков напеку.

Она сорвала с берёзовой ветки листок, завернула в него пяток земляничин и первому, как старшему, протянула мне.

— Что это? — спросил я.

— Берёзовый пирожок. Ешь.

Очень вкусным оказался берёзовый пирожок. Земляникой от него пахло и солнцем, лесным летом, глухим лесом.

ЛЕСОВИК

Я плыл по Ялме.

Сидел на корме лодки, помахивал веслом. Далеко уже отплыл от Чистого Дора, вместе с речкой углубился в лес.

Вода под лодкой чёрная, настоялась на опавших листьях. Над нею синие стрекозы перелетают.

Захотелось что-нибудь спеть, просто так, от хорошего настроения. А вдруг, думаю, здесь какая-нибудь девушка малину собирает! Услышит, как я хорошо пою, — выйдет на берег. Размечтался я и грянул:

Ой, когда мне было лет семнадцать,

Ходил я в Грешнево гулять…

Допел первый куплет и уже хотел за второй взяться — вдруг слышу:

— Ты чего орёшь?

Вот тебе на! Оказался кто-то на берегу. Только не девушка. Голос грубый, болотный.

Огляделся — не видно никого в берегах. Кусты.

— Чего головой крутишь? Ай не видишь?

— Не вижу чтой-то, дядя.

— А не видишь, так и не видь.

— Эй, дядя, — сказал я, — да ты кустиком пошевели!

Молчит.

Ну, глупое положение!

Отложил я весло, хотел закурить. Шарь-пошарь — нету махорки. Только что в кармане шевелилась — теперь нету.

Вдруг стемнело над рекой. Солнце-то, солнце за тучку ушло!

Куда ж это я забрался? Лес кругом страшный, корявый, чёрный, вода в реке чёрная, и стрекозы над ней чёрные. Какие тут девушки? Какая малина? Ударил я веслом — и ходом к дому, в Чистый Дор, к Пантелевне.

— Ну, батюшка, — сказала Пантелевна, — спасибо, жив остался. Он бы тебя в болото завёл.

— Кто?

— Лесовик! Знаешь, как он Мирониху-то водил? Иди, говорит, сюда, девушка, я тебе конфетку дам. А Мирониха по глупости идёт за конфеткой. А он ей в руку впился и в болото тянет. Тут матушка Мирониха помирать начала. Во ведь как бывает.

Не стал я спорить с Пантелевной, а Мирониху, конечно, знал. Как придёт вечером, обязательно что-нибудь приврёт.

Месяц прошёл с тех пор, и я забыл про лесовика. А как в августе рыжики-то пошли — вспомнил.

С дядей Зуем отправились мы за рыжиками. Босиком.

Чистодорские жители все ходят за рыжиками босиком — ногами ищут. Вот ведь история! А делается это для того, чтоб найти в траве самый маленький рыжик. Руками шарить — коленки протрёшь. Главная задача — найти такой рыжик, чтоб он в бутылочное горлышко пролезал. Подберёзовики и маслята солят в бочках, а рыжики — только в бутылках. Насолишь на зиму бутылочек двадцать, потом только вытряхивай.

Я-то вначале ходил собирать в сапогах, на месте разувался. А потом плюнул — ходишь, как неумный, с сапогами в руках. Стал было ходить в одном сапоге — как-никак одна нога рабочая, — но и это бросил: задразнили.

С дядей Зуем пришли мы в сосняки. Рыжиков много.

Зуюшко ногой строчит, как швейная машина «Зингер», а я осторожно собираю. Еле-еле ногой шарю — боюсь змею собрать.

За спиной у меня что-то зашелестело в кустах. Оглянулся я и замер. Медленно-медленно высовывается из куста длинная палка. А на конце её приделан острый кривой нож. И вот этот нож тянется ко мне!

Тут у меня сердце зашлось. Стою столбом, а нога сама по себе рыжики ищет.

Кусты раздвинулись, и из листьев показался человечек, маленький, ростом с пень. Лесовик! В руках держит палку с ножом на конце, сам весь корявый, борода серо-синяя, а руки чёрные, как головешки. Смотрит на меня, ножовой палкой покачивает и говорит, как из дупла:

— Рыжики берёшь?

— Ага, — говорю я. — Рыжичков бы нам.

— Нам бы рыжичков, — сбоку говорит дядя Зуй. — В бутылочку.

— В каку таку бутылочку?

— А в поллитровочку, для прелести посола.

— Ага, — говорит лесовик и башкой кивает. — Сей год рыжичков много, прошлый меньше было. А махорки у вас нету ли?

— Есть, — говорит дядя Зуй. — Есть махорка.

Лесовик сел на пень и стал самокрутку крутить. Тут я его как следует разглядел: всё верно, точно такой, как Пантелевна рассказывала, только что-то клыков не видно.

Дядя Зуй подошёл к пню и говорит:

— А вы каким промыслом занимаетесь?

— Живицу я собираю, — говорит лесовик. — Смолку сосновую. Я насквозь просмолённый, как птица клёст. Руки мои ни за что не отмоешь, вон и в бороду смола накапала.

Тут мне всё стало ясно. Часто в лесу я видел сосны с насечками на стволах. Эти насечки делаются уголками, одна над другой. Смола перетекает из насечки в насечку, а потом капает в баночку. Смола эта и называется «живица», потому что она рану на стволе дерева заживляет.

Я даже огорчился, что лесовик смоловиком оказался, спрашиваю дальше:

— А это что за палка у вас страшная?

— Это палка-хак. Этой палкой-хаком я делаю насечки на сосне, чтобы живица выступила.

— А сосна не мрёт ли от вашей работы? — спрашивает дядя Зуй.

— Не, — говорит смоловик, — пока не мрёт.

Дали мы смоловику ещё махорки и пошли дальше. А когда уже разошлись, я вспомнил: надо было спросить, не он ли окликал меня, когда я в лодке плыл…

Вечером всю эту историю я рассказал Пантелевне. Так, мол, и так, видел лесовика.

— Э, батюшка, — сказала Пантелевна, — да разве ж это лесовик? Настоящий лесовик в лесу сидит, бельмищи свои пучит да деньги делает.

ЖЕЛЕЗЯКА

Безоблачной ночью плавает над Чистым Дором луна, отражается в лужах, серебрит крытые щепой крыши. Тихо в деревне.

С рассветом от берега Ялмы раздаются глухие удары, будто колотит кто-то в заросший мохом колокол. За вербами темнеет на берегу кузница — дощатый сарай, древний, закопчённый, обшитый по углам ржавыми листами жести. Отсюда слышны удары.

Рано я выхожу на рыбалку. Темно ещё, темно, и странно выглядит этот сарай в пасмурном ольховнике.

Вдруг открывается дверь, а там — огонь, но не яркий, как пламя костра, а приглушённый. Такого цвета бывает калина, когда её ударит мороз. Огненная дверь кажется пещерой, которая ведёт, может быть, и внутрь земли.

Из неё выскакивает на берег маленький человек. В руках — длинные клещи, а в них зажата раскалённая драконья кость. Он суёт её в воду — раздаётся шипение похлеще кошачьего или гадючьего. Облако пара вырывается из воды.

— Здравствуй, Волошин, — говорю я.

В полдень, возвращаясь домой, я снова прохожу мимо. Вокруг кузницы теперь полно народу: кто пришёл за гвоздями, кто лошадь подковать.

Внутри пылает горн. Шурка Клеткин, молотобоец, раздувает мехи выдыхает воздух в горн, на уголья. В самом пекле лежит железная болванка. Она так раскалилась, что не отличишь её от огня.

Длинны
/>Конец ознакомительного фрагмента
Полную версию можно скачать по ссылке

Чистый Дор (Рассказы) — Коваль Юрий Иосифович, стр. 6

Она глядела, как висит над ней огромный солдат, поджавший ноги к животу, и не могла понять, мёртвый он или живой. И почему он такой большой? И зачем по небу летит?

В шинели его были видны большие дыры. И ещё была видна красная звезда, только не на шапке, а на плече.

— Не бойся! — крикнула Пантелевна, увидев звезду. — Это наш!

Но тётка Ксеня боялась поднять голову и поглядела наверх, только когда огромный солдат отплыл в сторону.

— Его, наверно, ранили, — сказала Пантелевна.

Она теперь думала, что у нас есть такие большие солдаты, которые умеют летать.

Он отплывал в сторону, по-прежнему поджав колени и подложив под голову ладонь.

Лицо его было совсем серым.

Солнце поднялось выше, и сильнее задул ветер, подхватил солдата, понёс его дальше.

Нет, он, видимо, был убит, этот огромный солдат, и уже не сопротивлялся ветру. Скоро он ушёл за лес на другой стороне Чистого Дора.

А женщины всё никак не могли понять, откуда взялся этот большой человек, зачем он летал по небу и как его убили. Они пошли дальше по дороге в Олюшино и ждали, что по небу поплывут новые огромные люди. Но небо было пусто.

А огромный солдат летел дальше, по-прежнему поджав ноги к животу. Потом он стал медленно опускаться и наконец лёг на верхушки ёлок.

Он сделался меньше и постепенно сползал с ёлок на землю.

Какие-то запутанные верёвки протянулись от него по ёлочным верхушкам, куски толстой материи нависли на ветках, ссыпали с них снег.

Это был аэростат воздушного заграждения. Немецкий самолёт налетел на него, переломил себе крыло и разбился об землю. От удара самолёта аэростат тоже получил пробоину, опустился к земле, выпустив через дырку часть газа.

Он перекрутился весь и превратился в солдата, в огромного человека, и утреннее солнце призрачно осветило его. Ни тётка Ксеня, ни Пантелевна не знали этого. Они сидели у Мохова в избе, варили картошку и рассказывали, какие у нас есть огромные летающие солдаты.

— Как жалко-то его! — сказала Ксеня. — Такой был большой, а не уберёгся. Снаряд, наверно, в него попал.

— Ему бы затаиться, — сказала Пантелевна, — а он эвон куда — по небу поплыл.

БЕРЁЗОВЫЙ ПИРОЖОК

Братья Моховы с Нюркой пошли в лес по ягоды, а я так пошёл, сам по себе.

И хоть шёл я сам по себе, а они по ягоды — всё равно мы всё время оказывались рядом. Я иду, а сбоку то Нюрка выглянет, то какой-нибудь брат Мохов.

Заверну в сторону, чтоб побыть в тишине, а уж из кустов другой брат Мохов вылезает. Эти братья особенно надоедали — бидонами дрались, валуями кидались или вдруг начинали кричать:

— Надо свинку подколоть! Надо свинку подколоть!

Нюрка была потише, но, как дело до свинки доходило, тоже кричала изо всех сил:

— Надо свинку подколоть! Надо свинку подколоть!

— Эй! — крикнул я. — Кого вы там подкалываете?

— Свинку! — хором отозвались братья Моховы.

— Какую ещё свинку? Тащите её сюда!

Братья Моховы и Нюрка выскочили из кустов с бидонами в руках, никакой свинки видно не было.

— А свинка где? — строго спросил я.

— Вот, — сказала Нюрка и протянула мне травинку, на которую нанизаны были земляничины.

— Земляника, — сказал я.

— Земляника, — согласилась Нюрка. — Но только — свинка.

Я пригляделся и увидел, что ягоды, нанизанные на стебель, были особенно крупные, особенно спелые, чёрные от густой красноты. Снял ягоду со стебля, положил в рот и понял, что и вкус у неё особенный. У простой земляники солнечный вкус, а тут — лесной, болотный, сумрачный.

Долго, видно, зрела эта ягода, набиралась солнца и сока, сделалась лучшей из земляничин.

Я нашёл подходящую травинку, выдернул из неё стебель и вместе с ребятами стал собирать ягоды и покрикивать:

— Надо свинку подколоть! Надо свинку подколоть!

Скоро травинка моя стала тяжёлой от нанизанных на неё земляничин.

Валуй Russula foetens — Сыроежковые (руссуловые) — Условно-съедобные грибы — Удивительный мир грибов

 Валуй  Russula foetens
Или  ещё их в народе называют Сопливик, Бычок, Кулачки, Кульбики.
Условно-съедобный или съедобный гриб 3-ьей категории.
На западе гриб считается несъедобный.
Несъедобных или ядовитых двойников у валуя нет.
                   
Используются после вымачивания в солёной воде в течение 2-3 суток для удаления горечи и отваривания около 20-25 минут, маринуем или солим.
Берём только шляпки молодых грибов. К сожалению грибы часто встречаются червивыми. Грибники, как правило неохотно собирают грибы валуи. Так как эти грибы в свежем виде имеют не очень привлекательный вид и неприятный запах. Но после засолки грибы приобретают приятный запах и хороший вкус.

Этот гриб из рода сыроежек выделяется среди других   своей блестящей, словно налакированной шляпкой в сухую погоду и липкой, слизистой в сырую.

Растет  валуй повсеместно в лиственных и сосновых лесах, в некоторых областях, при благоприятной погоде даже обильно.    Предпочитает тенистые, влажные места, особенно часто встречается в березняках и смешанных с берёзой  лесах.
Одним важным общим признаком сыроежек является то, что эти грибы растут только на почве,  так как грибница  находится в почве.  Изредка можно найти их  на пнях и поваленных деревьях, при этом грибница всё-равно находится в почве.  Плодоносит обильно, одиночно или небольшими группами.

Шляпка диаметром 4- 15 см, плотномясистая,  полушаровидная, затем выпук-лораспростертая, иногда в центре вогнутая, с сильно рубчатым краем, слизистая, гладкая, голая, грязно-желто-коричневая; кожица не снимается.

Мякоть плотная, желтоватая, едкая, с неприятным запахом.

Пластинки приросшие, сначала желтые, потом буровато-рыжие, неравной длины, вильчато-разветвленные, частые, выделяющие капли жидкости, которая засыхает и оставляет бурые пятна.

Ножка до 8 см в высоту, в диаметре до 3 см, цилиндрическая, нередко вздутая в центральной части, губчатая или полая, белая или соломенно-желтая, жесткая, сначала  относительно прочная, становится очень рыхлой. В середине ножки с возрастом образуется полость неправильной формы.

Споровый порошок кремовый.


     

Владимир Солоухин (отрывок  из книги «Третья охота» о валуях)

Не знаю, сделает ли березе честь, но к березе приписывают и такой гриб, как валуй. Подобно сыроежке, его можно встретить в самых разных лесах, но в книжке одного специалиста я вычитал, что он водится все-таки «в различных лиственных и особенно в березовых и смешанных с березой лесах». Может, оно и так. Авторитет ученой книжки должен быть велик, но мне приходилось в чистейшем ельнике нападать на такой урожай валуев, что корзина не вмещала добычи, если даже я брал одни молоденькие.

У валуя странная судьба. В самых, так сказать, глубинах народа его не считают плохим грибом, а тем более поганкой, как это происходит с шампиньоном. Все знают, что валуй — съедобный гриб, и, однако же, почти никогда не берут. А между тем он растет в таком изобилии и так бросается в глаза, что как будто нарочно создан, чтобы было чего в лесу сшибать ногами. От пинков не достается ни одному грибу, включая и мухомор, так, как валую. Может быть, потому он вызывает такие чувства со стороны грибников, что издали его часто принимают за какой-нибудь другой гриб и чаще всего за белый.

Итак, я не согласен с тем, что валуй произрастает в различных лиственных. У нас за селом на бугре есть крохотный лесок, состоящий только из одних елочек и сосенок. Там нет ни одной лиственной ветки. И тем не менее в этом хвойном лесочке каждый год в изобилии родятся валуи. Весь лесок шагов двести в длину и столько же в ширину, то есть, казалось бы, негде повернуться. Тем не менее там можно собирать валуи ведрами, причем остается и на завтрашний день.

Как известно, в ранней молодости валуй представляет из себя шарик величиной… разной, конечно, величины, начиная от простого лесного ореха, проходя стадию грецкого ореха, до среднего яблока. Шарик покрыт обильной слизью. Когда его срежешь, то обнаружится, что есть и ножка, но она так плотно обхвачена краями шляпки, что как будто с ними срослась. Однако эту ножку можно выковырнуть кончиком ножа, и тогда шарик сделается пустотелым и там можно разглядеть чистые мелкие пластинки. А в самой глубине белое, желтоватое впрочем, пятнышко, где выковырнутая ножка была прикреплена к шляпке. Эти ножки из грибов-шариков приходится выковыривать очень часто, ибо случается, что в самом молоденьком возрасте валуй уже заражен червоточинкой, которая в молодых грибах редко распространяется дальше ножки. Таким образом, выковырнув червивую ножку, вы кладете в корзину совершенно свежую шапочку — круглый шарик, теперь уж пустой внутри. Однако нужно иметь в виду, что ножка у валуя полая, полость же эта темнее, чем все остальное мясо гриба, она почти коричневая, и на первый взгляд естественную полость в ножке можно принять за червивость.

Приближаясь к размерам мелкого или среднего яблока, края шляпки отходят от ножки, начинают постепенно распрямляться, хотя попадаются и довольно крупные валун, сохраняющие крепкую, упругую форму шара. К этому времени слизь пропадает, гриб становится сухим.

При дальнейшем росте шляпка распрямляется окончательно и может сделаться совсем плоской или даже слегка вогнутой. Речь идет о валуях с чайное блюдце. Естественно, что такая шляпка становится хрупкой, особенно по краям. На пластинах у крупных валуев обычно появляются бурые пятна, что производит неприятное впечатление загнивающего гриба. Однако пятна эти вовсе не гниль, а просто особенность валуя, вполне доброкачественная. Но даже зная это, класть такой гриб в корзину менее приятно, чем гриб помоложе, с чистыми, желтовато-белыми пластинками.

Пренебрежение к валую может происходить из следующего обстоятельства. Грибник берет корзину и отправляется в лес за белыми, осиновиками, березовиками, лисичками, волнушками. Эти грибы он будет собирать полдня и принесет домой почти полную корзину и будет разбирать, который гриб куда, и все это для грибника огромное удовольствие. Но вот, зайдя в лес, он нападает на россыпи валуев. Можно за десять минут нарезать полную корзину, и тогда нужно идти домой. А как же белые, подосиновики и волнушки? Неужели их оставлять в лесу? Перед грибником выбор: либо оставлять в лесу валуи, либо все остальные грибы. Грибник обыкновенно отдает предпочтение всем остальным.

Можно приспособиться к этой психологии и делать специальные вылазки в лес только за валуями. В это время не нужно думать о других грибах, их можно насобирать утром, а теперь задача одна — дойти до леса и нарезать великолепных валуев. Эти вылазки обыкновенно недолги, потому что валуи растут большими стаями, а точнее сказать, россыпями.

Признаюсь, что долгое время я относился к валуям с пренебрежением. Но однажды в одном московском доме, где любят вкусно поесть, подали на стол грибы. Все они были ровные по величине, и не было ни одного крупнее лесного ореха, и были они маринованные, вкусные, пользовались самым большим успехом за столом, и были это обыкновенные валуйчики.

Но и крупные валуи хороши. Нужно только правильно их приготовить, что вовсе несложно. Два или три дня их мочат в холодной воде, меняя ее по крайней мере два раза в день, а затем солят с разными листьями и специями. Через два месяца они будут готовы. И право, не знаю, отличите ли вы их от других соленых грибов, в том числе от прославленного груздя.
 


Автор фотографий Сергеева Лидия

 

Николай Валуев: «Моя болезнь могла привести к летальному исходу»

Николай Валуев

Николай Валуев // Фото: Instagram

Николай Валуев не зря получил прозвище «русский гигант», ведь рост его составляет 213 сантиметров, а вес превышает 140 килограммов. Самое интересное, что родители будущего чемпиона имели стандартные телосложения, поэтому и причина быстрого развития мальчика долго оставалась для них загадкой. В 2010 году боксер решил самостоятельно узнать, с чем связана его уникальность. Однако тогда он вряд ли мог предположить, что услышит от врача неутешительный диагноз.

В эфире программы «Судьба человека» Валуев рассказал, что его аномальный вес и рост — следствие неправильного развития гипофиза. Такая проблема встречается крайне редко, и при отсутствии грамотного лечения может обернуться летальным исходом.

«Скажем так, у гипофиза есть небольшая орехообразная опухоль, доброкачественная. Зло ее в том, что она давит на гипофиз, и происходит вырабатывание гормона роста. В результате, человек вырастает не пропорциональным. Могут быть толстые пальцы, слишком большая голова. Впоследствии проблема может привести к летальному исходу. Ну, может не во всех случаях, но к досрочному выходу в утиль точно. То есть отказывают почки, происходит разгерметизация сердечных клапанов. Когда я об этом узнал, решил делать операции. В итоге их было несколько», — рассказал Валуев.

Спортсмен вовремя обратился к врачам

Спортсмен вовремя обратился к врачам // Фото: Кадр из программы

Спортсмен признался, что каждый бой был для него своего рода испытанием, но во времена успешной спортивной карьеры он просто не знал о диагнозе. «Я понял, какой это был риск только тогда, когда врачи мне все рассказали. Когда мне туда залезли, сделали операцию. У меня на тот момент уже была семья, двое детей. А до этого я же ничего не знал, просто жил с этим», — признался боксер.

Огромные спортивные нагрузки и постоянные травмы выработали у Валуева привычку постоянно проходить обследования, внимательно следить за своим здоровьем. Тем более, в памяти у Николая хорошо отпечаталась семейная трагедия — смерть его отца. Папа боксера так сильно переживал за него, что у мужчины просто не выдержало сердце.

«У папы было уже несколько инфарктов и инсультов. Он действительно сильно болел. Мне предстоял ответственный бой, и он знал об этом. Думаю, да, он просто слишком переволновался. Причем мама не хотела мне говорить о произошедшем, чтобы я не сбивался с настроя перед боем. В тот день я случайно приехал домой и увидел, что зеркало завешано. Тогда все стало понятно», — рассказал Валуев.

Николай уже 20 лет счастлив в отношениях с супругой Галиной

Николай уже 20 лет счастлив в отношениях с супругой Галиной // Фото: Кадр из программы

Спортсмен не сомневается, что отец гордился бы им, ведь Николаю удалось не только завоевать титул чемпиона мира по боксу, но и построить успешную карьеру за пределами ринга. Сейчас он работает депутатом Государственной Думы, а также ведет программы на телевидении и снимается в кино.

Преуспел боксер и в личной жизни: вместе с супругой Галиной он воспитывает троих детей. По словам Валуева, наследники также активно занимаются спортом, но пока не решили, с какими сферами хотят связать свои жизни. Сам же Николай старается даже в самые насыщенные и трудные дни оставаться хорошим мужем и отцом, ведь семья для него — это самое главное.

«В меня будут кидаться чем-то нехорошим?» › Статьи › 47новостей из Ленинградской области

Уже не вице-губернатор, а партийный функционер Сергей Перминов ответил, кого бы он оставил вместо себя. И кого выберет на главу объединенных регионов – тоже. Дрозденко или Беглова?  

Вице-губернатор по внутренней политике Сергей Перминов окончательно ушёл из правительства Ленинградской области.  Жена и сын ещё не переехали к нему в Москву, подтянутся потихоньку. Влиять на умы бывших коллег он по-прежнему старается и общается, с кем может, приезжая на выходные в Петербург. Но всё это уже история. Напоследок 47news помахал Сергею Николаевичу вопросами. Деликатно. Ему же не на пенсию.  

— За семь лет работы на Суворовском, 67 Вы сменили два кабинета —  на втором этаже, он был большой, и третьем, оттуда близко до губернатора. В каком Вам было приятней?

— Кабинеты разные, но в них надо работать, а не сидеть. 

— Последний Вы отобрали у Бебенина (спикер ЗакСа).

— Я ни у кого ничего не отбирал, просто так получилось, оптимизировали помещения, и мне досталось новое. 

— Какое служебное пространство сейчас у Вас на посту заместителя генерального секретаря «Единой России»?

— Нормальное. Досталось от предшественника, Виктора Селиверстова.  

— Раньше, когда в ходу не был WhatsApp, а все чиновники правительства были уверены, что Вы прослушиваете телефонные разговоры, Вас было принято называть «Второй этаж». 

— Да, вы об этом уже писали.

— Значит, правильно писала. Как думаете, какие ещё прозвища у Вас были?

— Мне кажется, за спиной меня называли либо по фамилии, либо уж по имени.

— Не совсем так. Ещё в переписке использовалась аббревиатура из трёх букв – СНП.

— Смешно. 

— Смеетесь, значит, так и было.  Был ли в правительстве человек, с которым Вы сразу нашли общий язык? Вот знаете, бывает, разговариваешь и понимаешь, что общался с ним всю жизнь.

— Был у нас вице-губернатор по строительству Георгий Богачёв. Вот с ним, наверное, так было. Энергичный, с хорошим чувством юмора.

— Даже интересно стало, такого ли мнения он о Вас. Вспомните, от какой суворовской дамы шикарней всего пахло духами?

— Не запомнил, честно говоря.

— Ну, что это такое, Сергей Николаевич. Мужчины это еще как чувствуют. Кто был наиболее резок с Вами?

— Патраев Константин Николаевич (предшественник на посту вице-губернатора по внутренней политике, всё время ругались  – ред.).

— Чем таким он Вам запомнился?

— Он был самым чётким.

— В каком смысле? Он же не особый любитель красивых разговоров.

— Чёткий – это совокупность состояния слова и дела, общее понятие. Не знаю, как выразиться точнее.

— Как думаете, когда пришло известие о Вашей отставке, у него был праздник?

— Вряд ли. Мы с ним виделись несколько раз после его ухода из правительства. Абсолютно дружелюбен, у него всё хорошо (Патраев работает в АКБ «Россия» — ред.).

— Меньше двух недель назад из нашего общего царства-государства ушёл Дмитрий Медведев. Как только это произошло, сотни людей в телевизоре рассказали нам о масштабе личности Мишустина. У нас принято говорить плохо об уходящих, но о Медведеве не сказали даже этого. Как считаете, это значит, что он пустое место?

— Не думаю, что это так, Медведев точно не пустое место, это совершенно наполненная личность.

— Не буду ставить Вас в неловкое положение вопросом – «Чем наполнена?» Как думаете, сколько людей разделяют этот Ваш тезис?

— Смотря где.

— Хотя бы в том здании, где Вы теперь работаете.

— Тотально все придерживаются такой позиции.

— Так Вы же в «Единой России», там же не может быть иного мнения, он же остался председателем партии.

— Вы что спросили, я на то и ответил.

— Как думаете, после Вашего ухода в Ленобласти многое изменилось? Вы отошли от дел, по сути, в ноябре, а, может, даже и раньше.

— Ничего не изменилось. Система на то и система, должна работать без привязки к людям.

— Сильно. Я думала, Вы ответите что-то вроде «жизнь покажет». 

— Это заблуждение – считать, что незаменимых нет. Все почему-то так о себе думают, а потом на кладбище лежат, и шарик без них продолжает вертеться. Отряд не заметит потери бойца, и в моём случае, и в любом другом. 

— На мой взгляд, есть один боец, о котором не стоит так говорить. Ладно … Задам политический, но в то же время личный вопрос. Вот представим, что город и область всё же объединили, и есть два кандидата на пост губернатора – Александр Дрозденко и Александр Беглов. Вы за кого? По-товарищески – понятно, что за Дрозденко. Политически должны быть за Беглова.

— За Дрозденко.

— То есть вы публично подчеркнули, что Вы с Дрозденко до конца?

— Нет, это необходимый выбор, для пользы дела. Да их и нельзя сравнивать.

— Вновь не стану Вас подставлять, развивая тему – в чем их разница. Говорят, на Ваш пост назначат Алексея Кондрашова  (глава администрации Ломоносовского района Ленобласти – ред.). Представим, что выбор, кто должен быть на этом месте, исключительно за Вами. Кого ставите? 

— Я долго думал над этим вопросом, но не пришёл ни к какому ответу. 

— Давайте попытаемся.

….

— Вы долго молчите. 

— Я бы делал выбор между Кондрашовым и Брицуном (глава администрации Волховского района – ред.).

— Брицун-то чем заслужил такое доверие?

— Несмотря на ситуацию (назначили на должность в один день – ред.), не растерялся. Слежу за его действиями, теми, что в публичной плоскости. Быстрый, активный, готов учиться.

Мы еще поболтали уже о неважном, а потом оба стихли.  

После минутной паузы Перминов сам задал вопрос: «Как думаете, в меня будут кидаться чем-то нехорошим после ухода?»

— Вряд ли, — искренне ответила я.

При наборе материала стало зябко оттого, насколько в этой жизни всё мимолётно.

Беседовала, как вы уже догадались, Юлия Гильмшина,
47news 

Чтобы первыми узнавать о главных событиях в Ленинградской области — подписывайтесь на канал 47news в Telegram

валуй — это… Что такое валуй?

  • Валуй — Валуй: Валуй гриб из рода Сыроежек. Валуй село в Белгородской области. Валуй река в Белгородской области. См. также Валуйки Валуйский …   Википедия

  • Валуй — Russula foetens (Fr.) Fr см. также Род сыроежка, руссула Russula (Fr.) S.F.Gray Валуй [266] R. foetens (Fr.) Fr. Шляпка 4 15 см (до 20 см) в диаметре, сначала шаровидная или полушаровидная, затем плоско распростертая, в центре часто вдавленная,… …   Грибы России. Справочник

  • ВАЛУЙ — (Russula foetans), гриб рода сыроежка. Шляпка диам. 8 15 см, у молодого гриба полушаровидная, затем плоскораспростёртая, в центре вдавленная, грязно жёлтая или светло жёлто коричневая, слизистая. Пластинки приросшие, белые, затем желтоватые.… …   Биологический энциклопедический словарь

  • валуй — валуек Словарь русских синонимов. валуй сущ., кол во синонимов: 6 • валуек (2) • гриб (377) …   Словарь синонимов

  • ВАЛУЙ — ВАЛУЙ, съедобный гриб (семейство сыроежковые). Растет в лиственных и особенно березовых лесах. Используется для засола, но из за горького вкуса требует длительного вымачивания …   Современная энциклопедия

  • ВАЛУЙ — пластинчатый гриб рода сыроежек порядка агариковых. Съедобен. Используется для засола, но требует длительного вымачивания …   Большой Энциклопедический словарь

  • ВАЛУЙ — (или волуй), валуя, муж. Род грибов с острым запахом и вкусом. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • ВАЛУЙ — ВАЛУЙ, я, муж. Съедобный пластинчатый гриб с желтовато белой, липкой, слегка вогнутой шляпкой. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Валуй — (также волуй, землянушка; Russula [Agaricus] loetens Pers. ) гриб из отряда базидиальных грибов (Basidiomycetes), из рода сыроежек(Russula). Липкая, желто бурая или охрено желтая шляпка, сначалашарообразно выпукла, потом расправляется и наконец… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • Валуй — ВАЛУЙ, съедобный гриб (семейство сыроежковые). Растет в лиственных и особенно березовых лесах. Используется для засола, но из за горького вкуса требует длительного вымачивания.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • валуй — я; м. Гриб желтовато белого цвета рода сыроежек, с желтовато белой липкой шляпкой. * * * валуй пластинчатый гриб рода сыроежек порядка агариковых. Съедобен. Используется для засола, но требует длительного вымачивания. * * * ВАЛУЙ ВАЛУЙ,… …   Энциклопедический словарь

  • кидаться — Викисловарь

    Морфологические и синтаксические свойства[править]

    ки-да́ть-ся

    Глагол, несовершенный вид, непереходный, возвратный, тип спряжения по классификации А. Зализняка — 1a. Соответствующий глагол совершенного вида — ки́нуться.

    Производное: кидать ➔ кидать + ся (постфиксальный).

    Корень: -кид-; суффикс: ; глагольное окончание: -ть; постфикс: -ся [Тихонов, 1996].

    Произношение[править]

    • МФА: [kʲɪˈdat͡sːə] 

    Семантические свойства[править]

    Значение[править]
    1. то же, что бросаться (во всех значениях) ◆ ❬…❭ Купивши картину дорогою ценою, осторожно приносил в свою комнату и с бешенством тигра на неё кидался, рвал, разрывал её, изрезывал в куски и топтал ногами, сопровождая смехом наслажденья. ❬…❭ Н. В. Гоголь, «Портрет», 1835 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Воспитание сделало то, что он ни на чём не мог остановиться и беспрестанно кидался в крайности. ❬…❭ М. Е. Салтыков-Щедрин, «Брусин», 1847–1848 гг. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Китайцы с жадностью кидаются на опиум и быстро сбывают товар внутрь. ❬…❭ И. А. Гончаров, «Фрегат „Паллада“», 1855 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Если же Вы его примете, то прошу не помещать ни в первом, ни во втором, ни даже в третьем номере, чтоб он не кидался очень в глаза. И. А. Гончаров, Письма, 1842–1859 гг. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Наезжают они теперь из России, как коршуньё, в наши места; кидаются в аферы, спекулируют… Г. П. Данилевский, «Беглые в Новороссии», 1862 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Когда Дионисия вели на правёж, они бежали за ним, ругались и кидались в него песком и грязью, а он, вместо того чтобы сердиться или унывать, смеялся над своим положением и острил над невеждами. ❬…❭ Н. И. Костомаров, Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей, Выпуск третий: XV–XVI столетия, 1862–1875 гг. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Повозки отстают друг от друга, ломаются, лошади пугаются и кидаются в сторону. ❬…❭ Н. П. Игнатьев, Походные письма 1877 года, 1877 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Евпраксеюшка бегала между ними и, словно шальная, кидалась то к одному, то к другому. ❬…❭ М. Е. Салтыков-Щедрин, «Господа Головлёвы», 1875–1880 гг. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Но кровь кидается в лицо Мани. И она бежит с затуманенной головой. ❬…❭ А. Н. Вербицкая, «Ключи счастья», 1909 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Собаки разъярённо кидались на рожечников, стараясь вцепиться в глотки лошадей. ❬…❭ В. Я. Шишков, «Ватага», 1923 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ — И как в кабинет войдёшь, так сумку на́ пол кидай и сама на́ пол кидайся, глаза вытараскивай и кричи… ❬…❭ В. Н. Войнович, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», 1969–1975 гг. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ — Надо было раньше думать, когда на бабу кидался, — наставительно произнёс лейтенант .. Лев Дворецкий, «Шакалы», 2000 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
    2. страд. к кидать ◆ ❬…❭ По мере как она прочитывала письмецо, новые от меня упрёки, и потом грамотка кидалась в огонь, понеже рукописей было много. ❬…❭ И. М. Долгоруков, Повесть о рождении моём, происхождении и всей моей жизни, писанная мной самим и начатая в Москве, 1788-го года в августе месяце, на 25-ом году моей жизни, Части 1–2, 1788–1822 гг. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ ❬…❭ Они устроили погром — искали драгоценности. Я смотрела на это с ужасом: какие-то бумажки, какие-то обрывки писем — всё кидалось на́ пол. ❬…❭ Лидия Смирнова, «Моя любовь», 1997 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
    Синонимы[править]
    1. бросаться
    2.  ?
    Антонимы[править]
    1.  ?
    2.  ?
    Гиперонимы[править]
    1. перемещаться
    2.  ?
    Гипонимы[править]
    1.  ?
    2.  ?

    Родственные слова[править]

    Этимология[править]

    Постфиксное производное от глагола кидать, который далее происходит от праслав. , от кот. в числе прочего произошли:, ст.-слав. искыдати «выбрасывать», съкыдати сѩ (др.-греч. ἐκκενοῦσθαι), русск. кинуть, кидать, укр. ки́нути, кида́ти, болг. ки́на «рву», сербохорв. ки̏дати, ки̏да̑м «рвать, прерывать; вычищать навоз», соверш. ки̏нути се «убраться прочь», словенск. kídati, kȋdam, чешск. kydat «чистить хлев», словацк. kуdаť, польск. kidać «выбрасывать», в.-луж. kidać, н.-луж. kidaś «лить». Родственно латышск. kûdinât, kûdît «подгонять, гнать», др.-инд. cṓdati, сōdáуаti «подгоняет, теснит», нов.-перс. čušt «бойкий, деятельный», нов.-в.-нем. hutzen «подгонять». Далее сравнивают с лит. skudrùs «проворный», др.-инд. skúndatē «спешит», др.-исл. skiótа «метать, стрелять», skiótask «бросаться на кого-либо», др.-в.-нем. sсiоzаn «броситься», др.-исл. skynda «торопиться». Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

    Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

    Перевод[править]

    страд. к «кидать»

    Анаграммы[править]

    Библиография[править]

    Author: admin

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о